8 (800) 700-95-46  Бесплатная консультация с юристом

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2020 N 54 О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»»

Перед новогодними праздниками было принято Постановление Пленума Верховного суда РФ № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» от 21.12.2017. В свете того, что в то же время вышло новое постановление по субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве (не менее актуальная тема, на мой взгляд), многие практикующие юристы могли пропустить нововведения по цессии и переводу долга. Да и в новогодние праздники, наверняка, не у всех было время на чтение.

Последнее крупное разъяснение от высших судов по вопросам, возникающим при применении главы 24 ГК РФ, датировано 2007 годом (Информационное письмо президиума Высшего арбитражного суда от 30.10.2007 № 20 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»). С того времени многое изменилось, завершилась реформа обязательственного права в ГК РФ. Часть из разъяснений ВС РФ из рассматриваемого постановления указала на правильное применение новых норм, а часть – стала настоящими новеллами для практикующих юристов. Многие из этих изменений достойны написания многостраничных научных статей с целью их развития или критики. Целью же моей заметки является информирование тех, кто новый пленум «пропустил», о самом, на мой взгляд, интересном:

  1. ВС РФ ввёл понятия привативного и кумулятивного перевода долга (п. 26)

Привативный перевод долга – это перевод долга, при котором первоначальный должник полностью выбывает из обязательства. При кумулятивном же переводе долга новый должник отвечает солидарно с первоначальным. В некоторых источниках такой перевод долга называется еще «вступлением в долг нового должника». Возможность такой уступки появилась в 2014 во время реформы обязательственного права. Пункт 3 ст. 391 ГК РФ предусматривает, что при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, в случае, предусмотренном абзацем 2 пункта 1 ст. 391 ГК РФ, первоначальный должник и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника либо первоначальный должник не освобожден от исполнения обязательства. Первоначальный должник вправе отказаться от освобождения от обязательства. Таким образом, по общему правилу, возникает солидарная множественность лиц на стороне должника. Однако в силу принципа свободы договора новый должник и кредитор могут договориться о возникновении субсидиарной множественности лиц. В.В. Байбак считает, что с точки зрения терминологии, кумулятивный перевод долга не является переводом долга. Перевод долга возможен только в случае полного выбытия лица из обязательства (См.: Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307 – 453 Гражданского кодекса Российской Федерации / Отв. ред. А.Г. Карапетов. – М.: Статут, 2017, с. 621). По его мнению, законодателем была воспринята терминология из Принципов УНИДРУА (ст. 9.2.5). Модельные правила предусматривают:

  • полную замену должника;
  • частичную замену должника;
  • присоединение нового должника.

На многих ресурсах уже активно обсуждается сходство кумулятивной уступки с поручительством. Данные институты имеют значительные сходства, но имеют место и различия. Сходством является, прежде всего, то, что новый должник принимает на себя обязанность в ряде случаев заплатить долг за первоначального должника, отвечает с ним солидарно. Вместе с тем, существуют и фундаментальные различия. Например, к кумулятивному переводу долга не могут быть применены положения о поручительстве в сфере прекращения обязательств поручителя (сроки, п. 4 ст. 363 ГК РФ – отпадение иного обеспечения по вине кредитора является основанием для отказа поручителя от исполнения обязательства).

Верховный суд разъяснил, что если из существа договора не ясно, что стороны хотели выбрать – кумулятивный перевод долга или поручительство, то презюмируется, что стороны выбрали поручительство.

  1. ВС РФ прямо допустил цессию для целей взыскания

На практике этот вид цессии больше известен как инкассо-цессия. Его суть заключается в том, что требование уступается новому кредитору, который обязуется вернуть часть денежных средств, которые будут возвращены позднее первоначальному кредитору новым кредитором. Ранее подобные практики существовали, и условия о подобных цессиях действовали в рамках действия принципа свободы договора. Однако отечественные суды достаточно критически настроены в отношении данного принципа. Закрепление конструкции инкассо-цессии на уровне Постановления Пленума ВС РФ, хочется верить, снимет риски при заключении договоров с коллекторскими агентствами, финансовыми агентами (факторинг). Вместе с тем, необходимо заметить, что изменения в сфере факторинга вступят в силу 01.06.2018.

  1. Претензионный порядок и цессия (п. 32)

За последние 2 года произошли достаточно серьезные изменения в сфере обязательного претензионного порядка. Сначала, в 2016 году обязательный претензионный порядок был распространен на все категории споров между предпринимателями. Абсурдность такого порядка во всех дискуссиях подтверждалась обязательностью претензий, предваряющих споры о признании договоров недействительными. Согласитесь, стороны не могут признать договор недействительным по соглашению сторон. Все прекрасно понимали абсурдность новых правил, противоречие смыслу претензионного порядка как такового, но продолжали всегда отправлять претензии. Плакали, кололись, но продолжали есть кактус, как говорится. Сейчас законодатель внес изменения, убрал откровенно ошибочные положения. Но все равно, одним из оснований для критики было и остается еще и то, что в российских реалиях обязательные претензии станут сигналом для недобросовестных должников – «Пора выводить активы!».

Пункт 32 рассматриваемого постановления установил, что если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором. Таким образом, если первоначальный кредитор отправлял должнику претензию, то новый кредитор может сэкономить целый месяц при взыскании долга.

На мой взгляд, данные изменения являются наиболее полезными и создающими однозначное толкование отдельных вопросов. В новом постановлении содержится еще много правовых позиций, которые можно и нужно обсуждать. Удачи!

Пленум ВС РФ дал разъяснения по вопросам, связанным с переменой лиц в обязательстве

Пленум Верховного суда РФ принял постановление № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (утв. 21.12.2017). Постановление содержит следующие подразделы:

  1. Общие положения о переходе требования на основании договора (уступке требования).
  2. Допустимость уступки требования.
  3. Уведомление должника об уступке требования.
  4. Возражения должника против требования цессионария.
  5. Перевод долга.
  6. Передача договора.
  7. Процессуальные вопросы.

В постановление вошло 35 разъяснений. Выделим следующие правовые выводы, сделанные ВС РФ:

  1. Уступка требования производится на основании договора, заключённого первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием). Такой договор может являться договором, предусмотренным законодательством, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законодательством.
  2. Договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей госрегистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.
  3. Договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из законодательства, содержания или существа этого договора не вытекает иное.
  4. По общему правилу, требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, но законом или таким договором может быть установлен более поздний момент перехода требования.
  5. Договор, на основании которого производится уступка, может быть заключён в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица.
  6. Невозможность перехода требования сама по себе не приводит к недействительности договора, на основании которого должна была производиться такая уступка, и не освобождает цедента от ответственности за неисполнение обязательств, возникших из этого договора.
  7. Отсутствие у цессионария лицензии на осуществление страховой либо банковской деятельности не является основанием недействительности уступки требования, полученного страховщиком в порядке суброгации или возникшего у банка из кредитного договора (если иное не установлено законом).
  8. Уступка требования об уплате сумм неустойки, начисляемых в связи с нарушением обязательства, в том числе подлежащих выплате в будущем, допускается как вместе с уступкой основного требования, так и отдельно от него.
  9. При переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга). Соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.
  10. Если при переводе долга, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, не ясно, какой перевод долга согласован сторонами — приватный или кумулятивный, предполагается, что это привативный перевод долга.
Это интересно:  Юрист Сучилина Екатерина Анатольевна

Некоторые правовые вопросы уступки права требования и перевода долга рассмотрены в наших статьях:

Все новое и интересное
для юриста — в нашей
e-mail рассылке!

ЮРИСТ?
Присоединяйся, обсуждай,
спрашивай — в наших группах!

Перемена лиц в обязательстве: новые разъяснения Верховного Суда РФ

Юрист-консультант компании «Что делать Консалт»

В конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ принял целый ряд постановлений. Одним из наиболее важных среди них является Постановление от 21 декабря 2017 года № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки». Некоторые из разъяснений фактически подтвердили сложившуюся судебную практику, но некоторые, напротив, внесли в неё изменения. В статье мы рассмотрим, какие именно выводы в данной сфере сделал высший судебный орган.

Прежде чем перейти к основным выводам, содержащимся в рассматриваемом постановлении, вспомним, какие виды перемены лиц в обязательстве на основании сделки существуют и чем они отличаются.

В статье 382 Гражданского кодекса РФ содержится норма, согласно которой право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования).

Соответственно, уступка требования, которая также называется цессией, имеет место в том случае, когда в сделке меняется кредитор и должник обязан исполнить обязательство уже перед другим лицом (не тем, с которым он заключал первоначальный договор).

Если не установлено иное, для перехода прав кредитора другому лицу согласия должника не требуется.

С другой стороны, перевод долга означает, что в сделке меняется должник. Поскольку кредитору важно, кто именно будет производить ему исполнение (прежде всего, как правило, его финансовое состояние), перевод долга по общему правилу без его согласия производиться не может.

Вместе с тем, вне зависимости от того, какой именно вид перемены лиц в обязательстве имеет место, при его осуществлении обязательно должны соблюдаться права как должника, так и кредитора. И именно с данной целью было утверждено рассматриваемое постановление Пленума Верховного Суда.

Какие же именно важные выводы в нём содержатся?

В каких случаях цессия должна регистрироваться?

Ответу на данный вопрос посвящён пункт 2 постановления. В нём сказано, что договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

То есть правило, которое действует в данной сфере, достаточно простое. Если основной договор, в отношении которого происходит уступка, должен быть зарегистрирован, то, соответственно, и уступка требования по нему тоже подлежит регистрации.

«Несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон»

В качестве примера можно привести договор участия в долевом строительстве. Так как он подлежит регистрации, значит, и уступку права требования по нему также нужно зарегистрировать.

Вместе с тем в данной сфере может возникнуть закономерный вопрос: а каковы будут последствия того, что такой договор цессии не будет зарегистрирован? В этом случае будут действовать те же правила, что и для других аналогичных сделок. Отсутствие регистрации не влечёт за собой недействительность договора. При этом юридические последствия будут касаться только третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о его заключении.

Таким образом , несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон.

При этом в Постановлении Пленума ВС РФ № 54 также сказано, что в случае несоблюдения цедентом и цессионарием требования о государственной регистрации это само по себе не влечёт негативных последствий для должника, который был надлежаще уведомлён об уступке и произвёл исполнение новому кредитору. Соответственно, должник в этой ситуации также будет защищён.

Защита должника при уступке требования другому кредитору

«Усторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре»

Данному вопросу посвящены пункты 15 и 16 рассматриваемого постановления.

Дело в том, что у сторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре. Или если о полном запрете договориться не удалось, то каким-либо образом ограничить её. Например, прописать, что такая уступка может быть совершена только, если должник даст на неё согласие.

Но что если, несмотря на существующие ограничения, кредитор всё-таки заключит договор цессии? Как в этом случае должник сможет защитить свои интересы?

В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ сказано, что, если уступка требования неденежного исполнения делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, он вправе исполнить обязательство цеденту.

Если же такой переход нельзя отнести к значительно обременительному для должника, но, несмотря на это, он требует от него тех или иных дополнительных затрат, то цедент и цессионарий должны такие затраты и расходы ему возместить.

При этом важно помнить правило, согласно которому, пока такие расходы ещё не возмещены, должник имеет право не исполнять обязательство. И в этом случае он не будет считаться просроченным. Соответственно, пока будущие дополнительные расходы не будут ему возмещены, должник может обязательство вообще не исполнять.

И, кроме того, ещё одним способом защиты прав должника в случае нарушения кредитором запрета или ограничения на цессию является возможность применения предусмотренных соглашением санкций и иных последствий отсутствия согласия на уступку.

В частности, Верховный Суд обращает особое внимание на то, что в качестве такого последствия, помимо традиционных штрафов и пени, может использоваться и односторонний отказ от договора.

При этом в постановлении сказано, что, если договор содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, передача такого требования, за исключением уступки требования по денежному обязательству, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете.

Получается, что подобная передача права требования всё-таки может быть признана недействительной. Но это касается только неденежных требований и только в тех случаях, когда можно доказать, что цессионарию было известно о существовании запрета.

Порядок уведомления должника об уступке

В частности, в п. 19 говорится, что должник считается уведомлённым о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 Гражданского кодекса РФ. Правило диспозитивное, и иное может быть предусмотрено законами, условиями самой сделки либо следовать из обычая или практики, установленной взаимоотношениями сторон.

В случае если уведомление должнику не доставлено и при этом отсутствуют основания считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права.

Кроме того, Верховный Суд особенно подчёркивает, что для того, чтобы уведомление было признано надлежащим, оно обязательно должно содержать сведения, с помощью которых можно идентифицировать:

  • объект прав, который перешёл от предыдущего кредитора к новому;
  • самого нового кредитора.
Это интересно:  Фирму ликвидируют а я в декрете

Соблюдение данных требований важно, поскольку если в уведомлении одно из этих условий будет прописано нечётко, то должник имеет право произвести исполнение предыдущему кредитору.

Возражения должника

Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора. Однако не всегда понятно, какие именно возражения в данном случае могут использоваться. Верховный Суд РФ посвятил этому вопросу пункты 23 и 24 постановления.

«Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора»

1. Прежде всего, сказано, что должник имеет право выдвигать против требований нового кредитора те возражения, которые он уже имел против первоначального кредитора. Это основное правило, содержащееся в статье 386 Гражданского кодекса РФ.

2. Однако, помимо этого, должник также может выдвигать возражения по основаниям, которые возникли к моменту перехода права требования. В этом случае речь идёт о так называемых скрытых недостатках. Например, тех или иных недостатках работ или поставленных прежним кредитором товаров, в том случае если они не были обнаружены сразу.

3. При нескольких последовательных переходах требования должник вправе выдвигать против требований нового кредитора возражения, основанные на правоотношениях с каждым из предыдущих кредиторов. Имеется в виду так называемая многоступенчатая уступка.

4. И четвёртый вид возражений, которые может использовать должник, – это те требования, которые возникли до момента, когда он узнал об уступке, если имеет место уступка будущего требования под отлагательным сроком или условием.

Кумулятивный и привативный перевод долга

В п. 26 постановления сказано, что по смыслу статьи 421 и пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса РФ при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (такой перевод долга называется привативным), либо первоначальный и новый должник отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга). При этом соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.

« При кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность»

Соответственно, при кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность. Кроме того, в данном случае, если соответствующее право содержалось в основном договоре, кредитор сохраняет возможность требовать исполнения обязательства в натуре. При этом новый должник имеет право выдвигать против требований кредитора свои возражения и возражения, которые имел первоначальный должник.

Привативный перевод долга осуществляется в более привычной и понятной форме. В данном случае при появлении нового должника предыдущий полностью исключается из обязательства. Верховный Суд обратил внимание на то, что по общему правилу перевод долга является именно привативным.

Передача договора

Согласно положениям статьи 392.3 Гражданского кодекса РФ в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга. То есть таким образом происходит передача всего договора в целом.

Вместе с тем, несмотря на существование достаточно чёткой законодательной формулировки, на практике в данной схеме нередко возникают сложности. В частности, они касаются вопроса, могут ли в рамках передачи договора передаваться те права и обязанности, в отношении которых отдельная уступка не предусматривается.

Речь идёт, например, о праве на безакцептное списание денежных средств, если оно принадлежало первоначальному кредитору.

В п. 29 рассматриваемого постановления сказано, что сторона договора и третье лицо имеют право согласовать переход всех прав и обязанностей одной стороны договора на третье лицо.

В этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе и в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга. В частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику.

Соответственно, при передаче договора к новой стороне переходят все права и обязанности, которые были у первоначальной стороны к моменту перехода. Причём это касается даже тех прав и обязанностей, в отношении которых возможность отдельной уступки вообще не предполагается. Это касается в том числе и права на безакцептное списание денежных средств.

Какие ещё разъяснения дал Верховный Суд в конце года?

Конец 2017 года оказался достаточно урожайным на новые постановления Пленума Верховного Суда РФ. Помимо рассмотренного документа высший судебный орган также утвердил:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

В частности, Верховный Суд указал, что суды могут направлять извещения участвующим в деле лицам по электронной почте, но это допустимо только с согласия этих лиц. В этом случае извещение будет считаться полученным в тот же день, в который суд его направил.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Так, в данном постановлении содержится разъяснение, согласно которому условием, при котором лицо может быть отнесено к контролирующим лицам должника, является наличие у него фактической возможности как давать должнику обязательные для исполнения указания, так и иным образом определять его действия.

При этом осуществление такого контроля может осуществляться и без наличия юридических признаков аффилированности.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В данном документе Верховный Суд указал на то, что даже когда автомобиль ремонтируется по ОСАГО, утрата его товарной стоимости всё равно подлежит возмещению.

Кроме того, в постановлении разъясняется, что стоимость восстановительного ремонта зарегистрированного в Российской Федерации автомобиля, принадлежащего российскому гражданину, определяется без учёта износа деталей.

Таким образом, в конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ утвердил сразу несколько постановлений. Одно из наиболее важных среди них – Постановление № 54, посвящённое применению главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Разъяснения, которые были даны высшим судебным органом, касаются вопросов защиты прав кредиторов и должников в случае перемены лиц в обязательстве, регистрации договора цессии, порядка уведомления должника об уступке права требования и многих других вопросов. Для того чтобы избежать сложных ситуаций, сторонам данные выводы важно учитывать на практике.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

Судам даны разъяснения по применению норм гражданского законодательства об уступке права требования и переводе долга в обязательствах

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ содержатся, в частности, следующие правовые позиции:

уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием);

договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами;

договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное (отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным);

первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам (вместе с тем на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ «О защите прав потребителей»);

Это интересно:  Заключение соглашения о разделе имущества в 2020 году: особенности, содержание

если одно и то же требование уступлено разным лицам одним первоначальным кредитором (цедентом), надлежащим новым кредитором (цессионарием) считается то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее;

уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству);

при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга);

стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу (в этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику);

согласованное в договоре первоначального кредитора с должником арбитражное соглашение (арбитражная оговорка) сохраняют силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено указанным договором либо договором между должником и новым кредитором;

если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором.

Обзор правовых позиций Верховного суда РФ по вопросам правоприменения норм об уступке прав требований за декабрь 2017-январь 2018 года

В конце 2017 года Верховным судом РФ было опубликовано несколько Постановлений Пленума, направленных на формирование единообразной правоприменительной практики. В частности, было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 54).

Остановимся подробнее на анализе основных правовых позиций Постановления Пленума ВС РФ № 54, а также других решений Верховного суда РФ, принятых по вопросам правоприменения норм об уступке прав требований.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 2 Постановления Пленума ВС РФ № 54, договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. Такой договор, по общему правилу, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации (пункт 2 статьи 389, пункт 3 статьи 433 ГК РФ).

При этом следует подчеркнуть, что в правоприменительной практике нередко возникают спорные ситуации в части толкования смысла вышеназванных норм права.

В рамках другого судебного спора (Определение Верховного Суда РФ от 16.01.2018 № 127-КГ17-30) суд отметил, что государственная регистрация сделки, на основании которой производится уступка требования, необходима, если сделка, на которой основано уступаемое требование, требовала государственной регистрации либо в иных установленных законом случаях.

В данном случае между сторонами в 2016 году был заключен договор уступки прав требований по кредитному договору от 2006 года и договорам обеспечения основного обязательства (залога недвижимости и поручительства) от 2007–2008 года.

Учитывая данные обстоятельства, а также толкование норм материального права Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пришла к выводу, что обеспечивающие обязательства права, в том числе право залога (ипотеки), следуют основному обязательству, однако уступка требования по основному обязательству, если иное не установлено законом, не может быть подчинена требованиям, относящимся к обеспечивающему его обязательству.

Таким образом, для принятия решения о необходимости государственной регистрации договор уступки прав требований требуется детальный анализ условий договора уступки прав требований и обстоятельств конкретной правовой ситуации.

Дополнительно обращаем внимание на разъяснения Верховного суда РФ, изложенные в пункте 3 Постановления Пленума ВС РФ № 54, где указано, что в силу пункта 3 статьи 423 ГК РФ договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное. Отсутствие в таком договоре условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным. В таком случае цена требования, в частности, может быть определена по правилу пункта 3 статьи 424 ГК РФ. Договор, на основании которого производится уступка, может быть квалифицирован как дарение только в том случае, если будет установлено намерение цедента одарить цессионария (статья 572 ГК РФ).

В данном случае указанная правовая позиция соотносится с выводами, которые ранее были изложены в пункте 9 Информационного письма от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», где суд подчеркнул, что соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования).

Несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями (пункт 10 Информационного письма № 120).

В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума ВС РФ № 54 возможность уступки требования также не ставится в зависимость от того, является ли уступаемое требование бесспорным, обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником (пункт 1 статьи 384, статьи 386, 390 ГК РФ).

Наконец, обращаем внимание, что некоторые правовые позиции были изложены в Обзорах судебной практики.

В частности, в «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017) отмечено, что приобретатель требования о возмещении убытков в порядке субсидиарной ответственности по долгам должника при банкротстве к номинальному директору не вправе предъявить названное требование к фактическому директору, если основания для привлечения последнего стали известны цеденту после заключения договора, на основании которого производилась уступка. Требование к фактическому директору в этом случае принадлежит цеденту.

При этом, если цедент реализует свое требование о возмещении убытков в полном объеме к фактическому директору, в силу положений ст. 325 ГК РФ требование цессионария к номинальному директору также прекратится надлежащим исполнением. В такой ситуации в соответствии с положениями ст. 390 и 460 ГК РФ цессионарий вправе взыскать с цедента убытки в размере того, что цессионарий мог бы получить в рамках исполнительного производства от номинального директора.

Кроме того, в «Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017) суд пришел к выводу, что страхователь (выгодоприобретатель) по договору добровольного страхования вправе после совершения действий, указанных в пункте 2 статьи 956 ГК РФ, заменить себя другим лицом

Статья написана по материалам сайтов: regforum.ru, rusjurist.ru, www.4dk.ru, xn--80aaagjchqko7bc0aczi1jqb.xn--p1ai, www.ascon-spb.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector