Права на персонажи мультфильмов, созданных до 1992 года

Кому принадлежат права на героев советских мультфильмов: их авторам или киностудиям? Вопрос стоит очень остро, особенно на фоне премьеры мультика Новое Простоквашино», которая должна состояться 1 апреля. Писатель Эдуард Успенский уже заявил о своем намерении подать в суд на «Союзмультфильм». Киношники говорят, что действовали строго по закону.

«Союзмультфильм» решил снять продолжение знаменитого мультика «Простоквашино», которое теперь будет сериалом из небольших, 6-минутных серий. Среди тех, кто озвучивал главных героев – Михаил Ефремов, Юлия Меньшова, Гарик Сукачев, Иван Охлобыстин. В кинотеатре «Москва» 3 марта состоялся специальный пресс-показ двух новых серий. Сам сериал должен появиться на YouTube канале «Союзмультфильма» 1 апреля под названием «Новое Простоквашино». Всего планируется выпустить 30 серий до 2020 года.

Между тем детский писатель Эдуард Успенский, по мотивам повести которого и были сняты первые серии, заявил: «Я отрицательно отношусь к продолжению. Потому что студия со мной ничего не согласовывает, не показывает сценарий. Все делает сама. Почему-то считают, что все права принадлежат студии, а у меня спрашивать вообще незачем». Особенно автора задевает, что новые сюжеты с полюбившимися всем героями пишут незнакомые ему люди. Успенский утверждает, что права на жителей деревни Простоквашино принадлежат ему на основании патента, с которого он долгое время получал отчисления, пока «Союзмультфильм» не присвоил все себе. Успенский объяснил: к нему приходили представитель министра культуры и представитель киностудии, которым он устно разрешил создавать сериал. Еще у студии есть подписанное автором согласие на цикл мультфильмов. По словам Успенского, больше никаких бумаг он не подписывал, а имеющиеся не означают право «Союзмультфильма» писать сценарии и снимать мультфильмы с этими героями. Успенский даже написал по этому поводу открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину, а также заявил о своем намерении подать на киностудию в суд.

В «Союзмультфильме» утверждают, что Успенский 16 ноября 2016 года подписал согласие на создание продолжения «Простоквашино», где указано: в новом многосерийном мультфильме будут использованы персонажи, их имена и оригинальные названия из произведений Успенского и их экранизаций – а значит, все сделано в рамках закона. Мало того, юрслужба «Союзмультильма» высказывалась, что Успенский на протяжении многих лет незаконно, в обход правообладателя, предоставлял права на персонажей «Простоквашино» – при этом ни киностудия, ни другие авторы не получали ни копейки от этих сделок.

По некоторым данным, еще до начала спора вокруг «Нового Простоквашино» киношники готовы были выплатить Успенскому 5 млн руб. гонорара. В свою очередь автор заявлял, что этого недостаточно – например, права на «Чебурашку» он передал японской компании по цене, превышающей $30 млн. «Определение реальной стоимости интеллектуальных прав — это всегда сложная задача, даже если привлекать профессионального оценщика, – ведь каждый объект уникален», – считает руководитель практики IP/IT Maxima Legal Максим Али. «В российской действительности получить больше 5 млн руб. при возникновении судебного спора получится едва ли», – отметила старший юрисконсульт ФБК Право Александра Сусарова.

По словам патентного поверенного, руководителя Практики интеллектуальной собственности АБ «КИАП» Дарьи Черныш, исход спора между «Союзмультфильмом» и Успенским предугадать довольно сложно. Хотя действующее законодательство и не предусматривает обязанности выдавать письменное согласие, даже устное может быть признано ненадлежащим, если стороны не смогут его подтвердить и объяснить, на какие действия оно было дано. Что касается письменного согласия на создание циклов мультфильмов, с ним тоже не все так однозначно – надо установить, что конкретно оно разрешает и в каких пределах.

Откуда ноги растут

Сейчас, когда создаются новые мультипликационные персонажи, авторы и представители студий стараются прописать в договоре все права на них. А вот в Советском Союзе с документами не возились – по умолчанию все вокруг принадлежало государству. Это же подтверждал и действовавший в те времена ГК РСФСР 1964 года – в нем была ст. 486, согласно которой права на кино- и телефильмы имеет предприятие, осуществившее съемку. Возможно, опираясь именно на эту норму современный законодатель установил, что права киностудии на фильм в целом распространяются и на его персонажей (п. 7 ст. 1259 ГК). Указанная норма породила настоящую войну между авторами и киностудиями, в которой последние чаще всего выигрывают. «Судебная практика исходит из того, что права на персонажи советских мультфильмов, созданных до 3 августа 1992 года, принадлежат студии. Авторы, которые принимали участие в их создании, прав не имеют (п. 12 Обзора судебной практики ВС по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, от 23.09.2015)», – рассказала руководитель Практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services Елена Бергер. «Вывод, изложенный в обзоре ВС, был сделан без учета ч. 3 ст. 486 ГК РСФСР, поскольку участие лица и его роль в создании мультфильма не были предметом рассмотрения в данном деле. При этом согласно ч. 3 ст. 486 ГК РСФСР, автору сценария, композитору, режиссеру-постановщику, главному оператору, художнику-постановщику и авторам других произведений, вошедших составной частью в кинофильм или телевизионный фильм, принадлежит авторское право каждому на свое произведение. Поэтому вывод ВС является весьма спорным и не основан на нормах советского законодательства, подлежащих применению», – заявил руководитель практики «Интеллектуальная собственность и информационные технологии», партнер BORENIUS Павел Савицкий. «Я тоже считаю этот подход не безупречным. Судебная практика, например, в отношении прав на произведения архитектуры, показывает, что такие произведения могут существовать в разных формах: и в форме макета, и в форме построенного здания. Представляется, что было бы правильным распространить такого рода выводы и на другие виды произведений, и даже на содержащихся в них персонажей, – тем более, что закон не ограничивает перечень видов использования произведений. В противном случае написание книги, полностью воспроизводящей сюжет фильма и его персонажей, получается, не должно нарушать исключительные права на такой фильм, – а это вряд ли отвечает сути регулирования в данной области», – заявил Али.

В действующем законодательстве указано: авторские права распространяются на персонажа произведения, если по своему характеру он может быть признан самостоятельным результатом творческого труда автора и выражен в объективной форме (п. 7 ст. 1259 ГК). При этом под персонажем следует понимать часть произведения, содержащую описание или изображение того или иного действующего лица в письменной, устной форме, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и других (постановление Пленумов ВС и ВАС № 5/29 от 26.03.2009). Таким образом, поскольку персонаж произведения является частью произведения, то исключительное право на него принадлежит правообладателю целого мультфильма.

При этом следует различать исключительные права на персонажа литературного произведения и на персонажа аудиовизуального произведения (мультфильма). По действующему закону, права на персонажа литературного произведения принадлежат автору, а права на персонажа мультфильма – киностудии или иным правообладателям. Оба объекта создаются творческим трудом различных людей, в связи с чем могут быть легко разграничены.

Страсти по Винни-Пуху и Матроскину

Права на Чебурашку

«Союзмультфильм» планирует сделать механизм выплаты авторских отчислений более прозрачным

С 1 января 2012 года права на коллекцию советских мультфильмов, созданных до 1992 года перешли к ФГУП «Союзмультфильм». Студия планирует сделать механизм выплаты авторских отчислений более прозрачным.

У государственной коллекции советских мультфильмов сложная судьба. С 2009 года права на них принадлежат ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция». По словам директора киностудии «Союзмультфильм» Николая Маковского, авторские отчисления начали делать только с прошлого года. По данным, озвученным министром культуры Александром Авдеевым, за 2010 год ОГК заработала на реализации аудио-визуальных и смежных прав около 180 млн рублей. 28 из них было перечислено «Союзмультфильму».

ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» было создано для сохранения фонда мультфильмов с учетом предполагавшейся тогда приватизации «Союзмультфильма», которая в итоге не состоялась.

В июне 2011 режиссер-мультипликатор Юрий Норштейн так прокомментировал ситуацию: «Получилось, что студия «Союзмульфильм» попала в зависимость от «Коллекции», которую она сама когда-то создавала, не получая от нее никаких средств».

Сейчас права на коллекцию принадлежат «Союзмультфильму», который планирует создать нормальную коммерческую связь между производителями продукции с изображением героев советских мультфильмом и самими мультипликаторами.

Авторские отчисления от реализации аудио-визуальных и смежных прав должны получать сценарист, композитор, художник-постановщик, режиссер и оператор. В России, по словам Маковского, основной доход поступает как раз от реализации смежных прав, например, если попугая Кешу поместят на рюкзак или Винни-Пуха на футболку.

«Должна быть смычка между мультипликацией, производством игрушек и напитков для детей, должны быть авторские отчисления, — сказал сегодня встрече с журналистами юрист «Союзмультфильма» Владимир Энтин. — Например, кукольный мультфильм — это готовая игрушка. Издание иллюстрированных книжек по мультфильмам — это тоже Клондайк, востребованный продукт».

Первые отчисления авторам «Союзмультфильм» должен сделать в мае этого года. До этого времени Маковский планирует сделать механизм расчета максимально прозрачным. «Это в интересах не только авторов уже созданных мультфильмов, но и, в первую очередь, новых авторов, которые придут к нам на студию», — подчеркнул он.

Планов на будущее у «Союзмультфильма» много. В ближайшее время студия переедет в новое помещение. Минэкономразвития предложило на выбор два здания: на Шоссе Энтузиастов и улице академика Королева. По словам Маковского, скорее всего «Союзмультфильм» выберет второй вариант.

Это интересно:  Отключение канализации за неуплату коммунальных услуг

На восстановительные работы Минэкономразвития выделило «Союзмультфильму» 10 млн рублей. Озвученный бюджет на развитие студии — 60 млн рублей на 3 месяца. При этом месяц работы студии обходится в 1 млн рублей.

«Мы планируем экранизировать, наконец, те сценарии, которые нам предлагали в годы финансовых затруднений, — рассказал художественный руководитель «Союзмультфильма» Станислав Соколов. — Возможно, это будут сценарии Александра Тимофеевского (автор сценариев «Медной горы хозяйка», «Приключения барона Мюнхгаузена» и многих других — прим. «Эксперт Online») и Людмилы Петрушевской (автор сценариев «Сказки сказок» и «Краденого солнца»)».

По словам Соколова, скорее всего, продолжится серия «Веселая карусель» и успешные сейчас «Детские страшилки».

Маковский рассказал, что в более отдаленном будущем возможно, запустится канал «Союзмультфильм» — по аналогии с «Disney», и даже тематический детский парк. В 2013 году должен выйти первый полнометражный мультфильм студии — «Гофманиада» всемирно известного скульптора и художника Михаила Шемякина. Мультфильм задержался в производстве, по-видимому, во многом из-за проблем с финансированием. Маковский надеется, что благодаря передаче прав на коллекцию советских мультфильмов удастся покрыть хотя бы часть издержек студии.

О персонажах мультфильмов и правах на них

Добрый день, коллеги!

Стоит признаться, что мало кто из нас может уверенно заявить, что он не любит мультфильмы. Полюбившиеся с детства образы любимых мультипликационных персонажей остаются в памяти надолго и вызывают улыбку на лице и теплое чувство внутри, когда посчастливится их встретить вновь. Но кто-нибудь когда-нибудь задумывался о том, что правовая судьба персонажей любимых мультфильмов совсем не проста? Их мультипликационная жизнь полна разных юридических тонкостей и вопросов, разрешение которых становится предметами громких судебных споров. Предлагаем вместе с нами проследить разрешение очень интересных вопросов о судьбе мультипликационных персонажей.

— Это что, сказка такая? — Это жизня такая. «Приключения домовенка Кузи»

Кто создатель Чебурашки?

В 2006 году разгорелся спор между создателем всеми известного и любимого Чебурашки – Эдуарда Успенского, автора произведения «Крокодил Гена и его друзья» и иных произведений из этой серии, и Леонидом Шварцманом, художником-постановщиком, создавшим образ Чебурашки в мультфильмах «Крокодил Гена», «Чебурашка», «Шапокляк», «Чебурашка идет в школу».

Так, в 2006 году Л. Шварцман подал в Головинский районный суд города Москвы иск к компании «БРК-Косметикс » о взыскании компенсации в размере 4,7 миллиона рублей за незаконное использование компанией изображения всем известного героя Чебурашки на тюбиках зубной пасты. При этом косметическая компания заключила лицензионный договор на использование образа Чебурашки с Э. Успенским и поэтому считала использование Чебурашки законным. Л. Шварцман, в свою очередь, считая себя автором визуального образа Чебурашки, такое использование в отсутствие его согласия счел нарушением своих авторских прав. При этом ответчик настаивал, что права Л. Шварцмана он не нарушает, так как художниками компании был создан самостоятельный рисунок на основе описаний из произведения Э. Успенского. Однако изображение Чебурашки художниками странным образом напоминало того Чебурашку, который был создан Л. Шварцманом. В итоге районный суд отказал в удовлетворении требований Л. Шварцмана, указав на недоказанность им авторских прав на изображение Чебурашки, используемое на тюбиках зубной пасты. При этом суд оценивал, являлось ли действительно спорное изображение Чебурашки на тюбике выполненным истцом. Суд не убедило, что Л. Шварцман был указан в титрах к мультфильму и представил ко вниманию суда изображение Чебурашки, датированное и подписанное им как автором. Но самое главное — суд решил, что ответчиком действительно было создано самостоятельное произведение на основании описания, содержащегося в произведении Э. Успенского, и оно никаким образом не нарушает прав художника.

Хотя только сравните Чебурашку, нарисованного художниками для компании «БРК-Косметикс», и Чебурашку из известного всем мультфильма:

А теперь сравните изображение Чебурашки, созданное художниками для «БРК-косметикс», с описанием Чебурашки из произведения Э. Успенского:

«Чебурашку сделали на игрушечной фабрике, но сделали так плохо, что невозможно было сказать, кто же он такой: заяц, собака, кошка или вообще австралийский кенгуру? Глаза у него были большие и жёлтые, как у филина, голова круглая, заячья, а хвост коротенький и пушистый, такой, какой бывает обычно у маленьких медвежат».

Описание Э. Успенским Чебурашки в литературном произведении имело существенные отличия от того образа, к которому мы привыкли благодаря любимому мультфильму. В описании Э. Успенского отсутствовало какое-либо упоминания наличия у Чебурашки больших круглых ушей, которые являются отличительной и всем знакомой чертой всем известного Чебурашки, глаза Чебурашки Успенского были большими и желтыми, как у филина, когда в мультфильме Чебурашка является обладателем черных глазок. При этом, изображение, нанесенное на упаковку зубной пасты, совпадало именно с тем образом, который был воспроизведён художником, а не описан в произведении Успенского. Однако суд почему-то не придал этому значения и решил, что воспроизведение Чебурашки художниками косметической компании было основано исключительно на описанном Успенским образе Чебурашки, и не имеет никакого отношения к рисункам Л. Шварцмана.

Кто может распоряжаться Чебурашкой и Котом Матроскиным?

В 2010 году Э. Успенский подал иск в Басманный суд города Москвы на действия ООО «Флешмастер», которые производили USB-накопители в форме героев произведения Э. Успенского – Чебурашки и Кота Матроскина. Писатель заявлял, что компания использует образы персонажей в отсутствие согласия Э. Успенского. ООО «Флешмастер», в свою очередь, заявляло, что они имеют право на использование данных образов, так как ими заключен лицензионный договор с ФГУП «Фильмофонд киностудии «Союзмультфильм». Басманный суд города Москвы отклонил иск Э. Успенского, обосновав это тем, что визуальные изображения персонажей, используемых ответчиком, воспроизведены в форме, значительно отличной от письменной, используемой Э. Успенским. Суд указал, что автору произведения может принадлежать только право использования словесной фиксации описания персонажа. Решение Басманного суда города Москвы не было поддержано Мосгорсудом , который указал, что использование образов персонажей в отсутствие согласия Э. Успенского нарушает его права как автора и направил дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении спора Басманный суд опять отклонил иск Э. Успенского , и это решение уже было поддержано Мосгорсудом. Это дело стало сюжетом для Обзора практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 г.), в пункте 12 которого указано: «Права на персонажи аудиовизуальных произведений — мультипликационных фильмов, созданных до 3 августа 1992 года, принадлежат предприятию, осуществившему съёмку мультфильма, то есть киностудии (или её правопреемнику). У физических лиц, принимавших участие в создании мультфильмов в указанный период, отсутствуют исключительные права на мультфильмы и их персонажи».

Такое решение стало очень обсуждаемым и критическим для всех авторов, которые принимали участие в создании образов мультипликационных героев в СССР. Согласно нынешнему регулированию киностудия, которая выступает как изготовитель аудиовизуального произведения, обладает исключительным правом на аудиовизуальное произведение в целом (пункт 3 статьи 1263 ГК РФ). С учетом того что изготовитель обладает исключительным правом на произведение в целом, за ним может признаваться исключительное право и на отдельного персонажа такого аудиовизуального произведения. Пунктом 5 статьи 1263 ГК РФ предусмотрено, что каждый автор произведения, вошедшего составной частью в аудиовизуальное произведение, сохраняет исключительное право на свое произведение, за исключением случаев, когда это исключительное право было передано изготовителю или другим лицам либо перешло к изготовителю или другим лицам по иным основаниям, предусмотренным законом. Согласно регулированию, имевшему место в СССР, в соответствии со ст. 486 ГК РСФСР 1964 г. авторское право на кинофильмы принадлежало киностудии как предприятию, осуществившему съемку фильмов, и действовало бессрочно ( ст. 498 ГК РСФСР). Объем авторского права киностудии определялся ст. 479 ГК РСФСР и включал в себя, в том числе, право на опубликование, воспроизведение и распространение своих произведений всеми дозволенными законом способами.

Получается, что Э. Успенский, соглашаясь на создание мультфильма по его произведениям, выразил согласие на использование его как составной части сложного произведения, исключительное право на которое принадлежит киностудии. Персонажи, которые были использованы ООО «Флешмастер», были, действительно, скопированы с персонажей именно аудиовизуального произведения, в основу создания которых были положены, в частности, созданные Э. Успенским образы.

Практически аналогичная ситуация, но с другого ракурса возникла еще в одном споре [1] – между ООО «АльтерВЕСТ XXI век», Роспатентом и ФГУП «Творческо-производственное объединение «Киностудия «СОЮЗМУЛЬТФИЛЬМ» по оспариванию решения Роспатента в регистрации товарного знака с изображением Кота Матроскина. Роспатент отказал в регистрации такого товарного знака, ссылаясь на то, что заявителем не было получено согласие на использование образа персонажа. Однако заявитель в данном случае, наоборот, имел лицензионный договор на право использования персонажа с Э. Успенским, но такой договор не был заключен им с обладателем исключительного права на аудиовизуальное произведение – киностудией. Поэтому суд признал незаконным использование изображения персонажа в качестве товарного знака в отсутствие согласия киностудии. Аналогичные решения были вынесены и в отношении возможности использования обществом других персонажей Э. Успенского – Почтальона Печкина [2] , Дяди Федора и Шарика [3] .

Это интересно:  Как заставить должника платить по исполнительному листу

По той же причине (наличие лицензионного договора с Э. Успенским, но отсутствие такого с киностудией) в 2014 году появились проблемы с предоставлением в России прокатного удостоверения японской версии «Чебурашки» , созданной японскими аниматорами, так как «Союзмультфильм» просило об аннулировании выданного прокатного удостоверения, в связи с тем что данный мультфильм нарушает исключительное право киностудии.

Советский Винни-Пух – самостоятельный персонаж?

ФАС Московского округа посчитал, что советский Винни-Пух, описанный в производном произведении Б. Заходера, является самостоятельным персонажем [4] . ЗАО «НПО «Альтернатива» намеревалось зарегистрировать товарный знак «Винни», однако ЗАО «ТД «Славэкс» (которому было передано исключительное право на произведение Б. Заходера его наследниками) подало возражение о регистрации такого товарного знака, так как он воспроизводит наименование персонажа «Винни» из известного на территории Российской Федерации произведения литературы «Винни-Пух и все-все-все» без согласия правообладателя. ЗАО «НПО «Альтернатива» в защиту возможности регистрации им такого товарного знака указывало, что Б. Заходер являлся лишь автором производного произведения – перевода произведения А. Милана «Винни-Пух и все, все, все», и правами на самостоятельного персонажа из его перевода он не обладает.

Суд, признавая за Б. Заходером авторство в отношении персонажа Винни-Пуха, отметил, что персонаж в сказке Б. Заходера отличается от персонажа сказки А. Милана: его имя не является дословным переводом имени английского персонажа, в сказке Б. Заходера он именуется по-разному (Винни-Пух, Винни, Пух), и каждое из имен указывает на конкретный персонаж – медвежонка; персонаж медвежонка Винни-Пух или Винни приспособлен к восприятию русскоязычного читателя, имеет некоторые различия в поведении, то есть наделен автором определенными оригинальными узнаваемыми чертами. Кроме этого, слово «Винни» введено в лексикон русского языка Б. Заходером после издания в 1960 году книги, и персонаж под именем Винни или Винни-Пух получил широкую известность российского потребителя.

А еще одним примером, где, скорее, можно говорить о самостоятельности персонажей переработанного произведения, является «Волшебник изумрудного города» А. Волкова, выполненный в качестве пересказа «Удивительный волшебник из страны Оз» Л. Ф. Баума. В данных произведениях существуют значимые различия, в том числе и в именах персонажей, а российскому читателю более известна именно версия А. Волкова, что позволяет говорить о возможности восприятия самостоятельного образа персонажей произведения А. Волкова.

Защитить персонажа со всех сторон

Чтобы защитить права на персонажей, авторы идут на хитрый ход: регистрируют их в качестве товарных знаков, что обеспечивает им возможность более гибкой защиты своих прав в случае незаконного использования образов персонажей. Так, лицо, которое использует персонажа в отсутствие согласия автора и правообладателя товарного знака, нарушит не только исключительное право на персонажа, но и на товарный знак.

Примером такой защиты исключительного права «по двум фронтам» в судебной практике достаточно много. Так, например, Суд по интеллектуальным правам поддержал решение нижестоящих судов и признал, что при отчуждении куклы в виде одного из персонажей анимационного сериала «Барбоскины» в пластиковой упаковке с вложенной в нее полиграфической карточкой с изображением семи персонажей вышеупомянутого анимационного сериала и словесным обозначением «Барбоскины» продавцом были нарушены исключительные права правообладателя на 13 объектов интеллектуальной собственности: 8 товарных знаков в виде персонажей данного мультфильма и 5 рисунков персонажей [5] .

В другом деле Суд по интеллектуальным правам также признал нарушение исключительных прав на 6 объектов интеллектуальной собственности (на 2 аудиовизуальных произведения – серии мультсериала «Маша и Медведь», 2 произведения изобразительного искусства – рисунки Маши и Медведя и на 2 товарных знака, содержащих изображение Маши и Медведя) за отчуждение книжки-раскраски, на которой были изображены данные герои [6] .

Так, жизнь персонажей всеми любимых мультфильмов, и правда, не так проста, как кажется: иногда сложно понять, кто же является истинным «родителем» того или иного персонажа, принять решение, кто же может распорядиться его судьбой, установить его независимость от зарубежного «брата», а порой на них пытаются просто заработать денег.

[1] Решение Суда по интеллектуальным правам от 11.07.2017 по делу № СИП-150 / 2017; Решение Суда по интеллектуальным правам от 11.07.2017 по делу № СИП-218 / 2017.

[2] Решение Суда по интеллектуальным правам от 11.07.2017 по делу № СИП-221 / 2017.

[3] Решение Суда по интеллектуальным правам от 11.07.2017 по делу № СИП-219 / 2017.

Авторское право по-русски: «Союзмультфильм» приватизировал персонажей мультфильмов

Детский писатель Андрей Усачев обвинил «Союзмультфильм» в краже чужих персонажей.

По его словам, весной к нему обратились представители одного из издательств с предложением написать продолжение «Винни-Пуха». Усачев связывает это с активной деятельностью «Союзмультфильма» по созданию продолжений популярных советских мультиков.

Читайте также

Как пояснил писатель, схема такова: берется кто-то из персонажей – Винни Пух, Чебурашка, Карлсон, и про него пишутся новые истории по сценарию, который закуплен «Союзмультфильмом». Этот процесс называется новеллизацией.

«Рассылает предложения либо сам «Союзмультфильм» и их юридический отдел, либо при них какая-то фирма, через которую они продают то, что им не принадлежит», — пояснил Усачев в интервью «Говорит Москва».

В «Союзмультфильме» обвинения писателя отвергли категорически: к предложению издательства компания не имеет никакого отношения, а «продолжения знаменитых мультфильмов создаются и будут создаваться киностудией в соответствии с действующим законодательством».

Это не первый скандал, связанный с «Союзмультфильмом». За авторские права на собственных героев настоящую борьбу развернул Эдуард Успенский. Последний конфликт с «Союзмультфильмом» был улажен летом этого года, незадолго до смерти писателя.

Как превратить чужое в свое

В СССР с авторским правом до 1973 года было все плохо. Или хорошо, если смотреть с точки зрения издателей. Авторские права на ограниченный срок существовали лишь на произведения, впервые опубликованные в СССР.

Читайте также

Во всех остальных случаях издатели брали текст и делали с ним, что хотели. Разрешения автора на перевод также не требовалось.

Именно вольному обращению с авторскими правами советская детская литература обязана появлением хрестоматийных детских сказок – «Буратино» и серии «Волшебник изумрудного города».

Писатель Алексей Толстой, позаимствовав у итальянца Карла Коллоди идею о мальчике из дерева, не оставил от оригинала камня на камне. Нравоучительная история про то, как стать настоящим человеком, превратилась в приключения деревянного мальчика, которому и так неплохо.

Александр Волков первоначально позаимствовал у американца Фрэнка Баума не только героев, но и сюжет, однако потом «Волшебник изумрудного города» вырос в самостоятельную серию.

Кому платить за «Винни Пуха»?

Все изменилось после присоединения Советского Союза к Всемирной конвенции об авторском праве. Его расширили и на публикации произведений за границей, а свободу перевода упразднили. Однако ставки авторских вознаграждений устанавливались государством, и оно же продавало авторские права за рубеж.

С госмонополией было покончено во времена перестройки, а первый постсоветский закон об авторском праве вступил в силу в 1993 году. Сейчас срок защиты авторских прав составляет 70 лет после смерти автора. Или авторов, как всегда получается, если речь идет о героях мультфильма, ведь их создание – труд коллективный. И при создании продолжения знаменитых произведений должно быть учтено мнение авторов.

«Персонаж мультфильма — понятие собирательное. Он состоит из визуального образа, голоса, озвученного актером, в случае с Винни-Пухом это Евгений Леонов, каких-то шумелок, вопилок и фразочек. Кино – это вторичный объект, созданный с использованием других результатов социальной деятельности, — пояснила корреспонденту Infox.Ru адвокат по авторскому и смежному праву Ирина Тулубьева. – О правомерности создания новых мультфильмов можно говорить при наличии согласия на создание продолжений и переработок».

Читайте также

В случае с «Винни-Пухом» тем, кто желает снять продолжение знаменитого мультфильма, придется оформить целый ряд договоров.

«Безусловно, правообладателем прав на литературный персонаж или образ является автор литературного произведения. В случае с «Винни-Пухом» это два человека, у нас есть фонд Алана Милна и есть наследники Заходера, поскольку русскоязычная версия достаточно оригинальна. На мой взгляд, «Союзмультфильм» не вправе ничего создавать по мотивам или продолжение без заключения договора с художниками, в случае с «Винни-Пухом» это два художника, Эдуард Назаров и Владимир Зуйков, в случае с Чебурашкой это Шварцман и так далее», — рассказала Ирина Тулубьева.

Не хуже Милна

В неразберихе 1990-х о правах автора зачастую думали в последнюю очередь. К примеру, одна из фирм решила назвать конфеты в честь персонажа Эдуарда Успенского, Чебурашки, а когда автор поинтересовался, какие будут отчисления, бизнесмены попытались отмахнуться от писателя. Не получилось – Успенский пригрозил, что призовет всех детей страны к бойкоту фабрики. Предприниматели выпуск конфет «Чебурашка» прекратили.

Именно Успенский стал, пожалуй, самым упорным защитником авторских прав на собственных героев. Обвинения в корысти его не смущали – писатель раз и навсегда решил, что его родственники ничуть не хуже близких Алана Милна, придумавшего «Винни-пуха», и за их финансовые интересы бился упорно.

Читайте также

С «Союзмультфильмом» Успенский вступал в конфликт не раз. На его стороне был безусловный авторитет, на стороне студии – определение Верховного суда 2015-го, согласно которому «права на персонажи мультипликационных фильмов, созданных до 3 августа 1992 года, принадлежат предприятию, осуществившему съемку мультфильма, то есть киностудии (или ее правопреемнику). У физических лиц, принимавших участие в создании мультфильмов в указанный период, отсутствуют исключительные права на мультфильмы и их персонажи».

Это интересно:  Ухудшение жилищных условий - военнослужащих, что является, несовершеннолетнего, что считается

Однако отсутствие исключительных прав не означает отсутствие прав вообще. Если многие смирились с решением, Успенский его игнорировал, напоминая, что в советские времена права на музыку, тексты и изображения принадлежали как раз авторам, а студия владела правами на фильм, его прокат и продажу копий.

К счастью, все понимали – связываться с человеком, придумавшим Чебурашку, себе дороже, собственные дети родителей не поймут.

Спор между Успенским и «Союзмультфильмом» за героев в итоге был, казалось, улажен. В интервью, датированном осенью 2017 года, Успенский назвал существующую ситуацию пактом о ненападении. Договоры с бизнесменами, желающими использовать в рекламе и оформлении товаров любимых поколениями героев, заключали и «Союзмультфильм», и Успенский.

Мое или общее?

Одно дело – использование героев в качестве бренда, и совсем другое – создание продолжений знаменитых мультиков. Новый конфликт между Успенским и «Союзмультфильмом» вспыхнул в прошлом году. Эдуард Успенский обвинил студию в том, что без его ведома началась экранизация новых историй про деревню Простоквашино.

Разгневанный писатель обратился с открытым письмом к Путину. Он отмечал,что «Союзмультфильм» — организация коммерческая, но наличие в названии слов «государственное» или «федеральное» почему-то автоматически считается поводом мотивировать требования о повышении собственных доходов интересами государства.

Читайте также

«За прошедшие годы мы, «старые авторы», уже привыкли к тому, что время от времени очередная коммерческая организация присваивает себе право торговать «государственными» правами на старые мультфильмы. Привычной стала также загадка о том, каким образом, торгуя всеми возможными правами, обладая бесплатно переданным государственным имуществом, получая финансирование из бюджета «Союзмультфильмы» постоянно жалуются на нехватку средств для развития «отечественной мультипликации». Но если раньше средства выпрашивались просто на некие абстрактные проекты, то теперь появилась новая, свежая идея получить государственное финансирование для того, чтобы с его использованием самым грубым и непринужденным образом нарушить мои авторские права», — писал Успенский.

Чебурашка принадлежит государству?

Строго говоря, Успенский не совсем прав. Нынешний «Союзмультфильм» — это федеральное государственное унитарное предприятие.

Некоторое отношение к государству имеет и председатель правления «Союзмультфильма», бывший гендиректор «СТС-медиа» Юлиана Слащева. Точнее говоря, к одному из государственных деятелей. Ее муж, Сергей Михайлов, гендиректор ТАСС – однокурсник по МГИМО нынешнего министра культуры Владимира Мединского. Она, кстати, обвиняла Успенского, что он получает деньги в обход студии.

«При этом получал только он, а не художники, имевшие прямое отношение к созданию данных персонажей. Мы боремся за возврат, отстаивая не только интересы студии, но и других авторов и художников. Все аудиовизуальные права на героев «золотой коллекции» были и есть собственность «Союзмультфильма», а значит, государства», — говорила Юлиана Слащева в интервью РБК.

Не брать чужое

В суд на Успенского руководство «Союзмультфильма» не подавало. Конфликт между писателей и студией по поводу «Простоквашино» был улажен летом 2018 года, за две недели до смерти писателя.

Его коллега, Андрей Усачев, обратился ко всем авторам детской литературы не принимать участие в создании новых произведений со старыми героями.

Читайте также

«Я всех остальных призываю: дорогие писатели, ведь с вами могут поступить точно так же. Ни в коем случае не берите чужих персонажей и не работайте с ними. Потому что это воровство на государственном уровне», — отметил он.

«Безусловно, такая легкость обращения с авторскими правами в мультипликации связана с тем, что абсолютное большинство правообладателей или в очень-очень преклонном возрасте находятся, то есть в небоеспособном, либо они уже давно не с нами. Если бы, допустим, «Союзмультфильму» противостояли какие-то корпорации, то они уже действовали бы с большей осторожностью. Что касается иностранных правообладателей, есть фонд Милна, есть фонд Линдгрен, который занимается защитой прав, они наверняка обратят внимание на это», — считает адвокат Ирина Тулубьева.

Отечественных деятелей культуры и их наследников, имеющих отношение к производству мультфильмов, защищать, похоже, пока некому. Все, что могут их коллеги – объявить бойкот всем попыткам использовать чужих персонажей ради коммерческой выгоды. Но вот захотят ли?

Чебурашка назвал свою цену

Советская мульт-классика по-прежнему не стареет, потому что сделана с душой. Поэтому старые мультфильмы до сих пор приносят не только огромную радость, но и большие деньги. Настолько большие, что делить их — отдельное удовольствие.

Материальные стороны творчества подробно объяснил Верховный суд России в обзоре судебной практики по делам, связанным со спорами о защите интеллектуальных прав. Сегодня это горячая тема. Причем касается она не только художников и продюсеров, но и всех людей. Одни творят и зарабатывают. Другие наслаждаются и платят. Но правила использования персонажей и фамилии, кому надо платить за них, должны знать все. Например, вправе ли любящий папа нарядиться крокодилом Геной на семейном празднике или на школьной вечеринке своего ребенка? А портрет Чебурашки на капоте «Ягуара» — это привет из детства или нарушение авторских прав? Ведь крокодил Гена, Чебурашка, Леопольд, Волк и Заяц из «Ну, погоди!» и многие другие уже давно не просто любимые герои, а бренды. Там где бренды, там деньги. Где деньги, там правила. Например, до сих пор идут судебные процессы по поводу «Маши и Медведя». Авторы и правообладатели популярного мультфильма пытаются защитить своих героев от копирования. Точнее, хотят помешать посторонним зарабатывать на полюбившихся народом персонажах.

Кстати, судьба советских и современных мультгероев отличается лишь тем, как распределяются права на них. То есть, кому достаются доходы от брендов. Правила же использования персонажей поклонниками одни и те же. Закон разделяет ситуации, когда за любовь надо платить, а когда любить можно бесплатно. Но обычному человеку не так просто в них разобраться.

— В Гражданском кодексе приводится перечень обстоятельств, при которых использовать произведение можно свободно, в том числе без вознаграждения обладателю исключительного права, — пояснил «РГ» адвокат Андрей Миконин. — Статьи достаточно обширны, местами действительно написаны для юристов, а не рядовых граждан. Поэтому можно руководствоваться критерием цели: если она коммерческая, то ответ очевиден, надо платить. А если оправдана образованием либо семейными причинами — можно воспользоваться исключением из правила платного использования чужого интеллектуального труда.

Иными словами, надо трезво оценивать свои поступки — наживаете вы хотя бы копейку за счет популярных персонажей или дарите радость себе и другим абсолютно бескорыстно. Бескорыстным положена скидка.

— Например, если приклеить наклейку к машине, то смотря в каких целях, — говорит Андрей Миконин. — По общему правилу будет действовать презумпция использования в личных целях. Но если на заднее стекло автомобиля поставить дисплей с трансляцией отрывков произведения, то уже будет действовать исключение из этого правила, даже если цели такой трансляции сугубо личные и некоммерческие.

Так что просто наклейка идет даром, а за дисплей, возможно, заставят доплатить. Также, по словам юриста, в обычном кругу семьи можно надеть костюм крокодила Гены. Это бесплатно. Веселый папа никому ничего не должен. Но когда отец захочет сыграть крокодила перед чужими людьми, здесь надо внимательно смотреть на обстоятельства. Скажем, если мероприятие образовательное и для учебного процесса крайне необходимо, нарядиться крокодилом можно. Или если ученики решили поставить школьный спектакль на тему приключений того же Чебурашки, платить владельцам героя не надо.

Однако аниматоры-профессионалы не могут просто так надевать костюмы известных персонажей. Тот, кто работает на детских утренниках, школьных вечеринках или жарких курортах за плату, обязан платить за свой героизм. В том смысле, что нельзя просто так изображать из себя любимого народом героя. Соответственно, если веселому папе, отличившемуся на школьной вечеринке, родительский комитет заплатит гонорар, то придется заплатить и авторские отчисления. Так что если за выступление светит прибавка в семейный бюджет, то папе надо или быть самим собой, или утрясать авторские вопросы.

Отдельный вопрос: какие персонажи платные, какие нет. Здесь важна оригинальность героя. Поэтому авторам современных персонажей приходится доказывать в судах, что их персонажи — особенные. Например, по «Маше и медведю» решено, что это аудиовизуальное произведение, мультфильм, объясняет юрист. Но не решено, насколько оригинальны персонажи и соответствуют ли они перечисленным в законе признакам. Суды на этот счет продолжаются.

То есть, может быть просто Маша, которой вправе пользоваться любой, и «та самая Маша», одна на весь мир, созданная конкретным автором. Брать без разрешения «ту самую Машу» и продавать в виде фотографий, игрушек и прочее нельзя.

Статья написана по материалам сайтов: pikabu.ru, expert.ru, regforum.ru, www.infox.ru, rg.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector