Использование полиграфа при расследовании преступлений — Статьи и очерки по уголовному праву

Уголовно-процессуальный аспект проблемы

Никто из ученых не отрицает возможность использования полиграфа в расследовании и разрешении уголовных дел. Однако одни из них считают, что результаты его применения могут использоваться в качестве доказательств, а другие отрицают доказательственное значение использования полиграфа, в том числе и в виде заключений экспертов.

Расходятся мнения и по поводу того, при каких условиях целесообразно проведение ПФИ. Ряд авторов полагают, что использование полиграфа при расследовании преступлений должно иметь место лишь в том случае, когда принципиально не существует иных методов получения информации. Другие же не соглашаются «прежде всего потому, что в таком случае серьезно ограничиваются познавательные возможности лиц, производящих расследование. К тому же трудно представить ситуацию, в которой, как утверждают авторы, нет альтернативы другим методам расследования, ибо такая альтернатива, как правило, есть всегда. Иное дело, что одни методы познания в определенных условиях могут быть эффективными, другие нет».

А пока учеными ведутся споры, результаты ОИП и ПФЭ все чаще облекаются в процессуальную форму и используются в процессе доказывания.

Так, приговором Увельского районного суда Челябинской области от 29 сентября 2003 г. Мальцев В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ. Обосновывая доказанность вины подсудимого, приговоренного к 8 годам лишения свободы, суд сослался на справку о результатах опроса Мальцева на полиграфе.

Федеральный судья Мещанского районного суда Центрального административного округа г. Москвы в приговоре по делу И. Якушевой (ч.1 ст.105 УК РФ) сделал ссылку на справку о результатах опроса с использованием полиграфа. Данный документ, согласно которому с высокой степенью вероятности И.Н. Якушева причастна к убийству гр. Сорокина. «, использован судьей как доказательство, подтверждающее вину.

По уголовному делу об убийстве С. Ефремова подсудимый Д. Авдеев отказался от признательных показаний. Кунцевский районный суд г. Москвы, обосновал свой обвинительный приговор в том числе и тем, что «в материалах уголовного дела имеется справка по результатам опроса Авдеева с применением полиграфа, в которой указано, что Авдеевым совершено убийство Ефремова. «. Точка доступа: https://rospravosudie.com/

В Ростовской области следователи приобщают к материалам уголовных дел результаты опроса с использованием полиграфа, оформленные в виде выписок из справки либо рапортов. При этом задания органу дознания на проведение исследований даются органами прокуратуры в рамках отдельных поручений по выполнению оперативно-розыскных мероприятий.

Следователи прокуратуры Брянской области разработали «механизм закрепления» результатов полиграфического опроса:

1. К материалам уголовного дела приобщается справка-меморандум о проведенных оперативно-розыскных мероприятиях и справка специалиста-полиграфолога.

2. Проводится допрос специалиста о результатах опроса и научных методах, используемых при снятии данных и подсчете результатов полиграмм.

3. Допрашивается лицо, опрошенное ранее на полиграфе, с предъявлением ему результатов опроса. Следователи прокуратуры Брянской области считают материалы полиграфной проверки «иными документами», предусмотренными гл. 10 УПК РФ, поэтому оперируют ими в дальнейшем как доказательствами, отражая в обвинительном заключении.

Аналогичной позиции по привлечению полиграфологов в качестве специалистов с применением указанных процессуальных норм придерживаются в прокуратуре Астраханской области.

Спрашивается, зачем нужно заставлять правоприменителей искать изощренные способы придания результатам ПФИ доказательственного значения? Не проще было бы предусмотреть в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации соответствующую норму? Ведь по данным ВНИИ МВД России, точность показателей современных полиграфов составляет не менее 96%, что вполне сопоставимо с точностью результатов традиционных видов криминалистических, а также многих других судебных экспертиз.

Таким образом, на передний план в анализе уголовно-процессуального аспекта проблемы применения полиграфа выходит нормативно — правовой вопрос, а именно: как поступать с результатами обследования на полиграфе, особенно в тех случаях, когда они носят обвинительный характер? Где правовые критерии и возможные границы их применения? Всем хорошо известно, что страх людей перед полиграфом, его критика со стороны различных общественных институтов, а также реально возможные злоупотребления и фатальные ошибки, связанные с его использованием, возникают не на уровне инициирования применения полиграфа, а именно в связи с реализацией получаемых с его помощью результатов.

Другие же, например, В.А. Семенцов, считают, что признание доказательственного значения за результатами ПФЭ с использованием полиграфа вполне возможно, если оценивать их по правилам оценки косвенных доказательств, а именно:

а) косвенных доказательств должно быть несколько; они в совокупности должны образовывать систему и быть не только согласованы между собой, но и подкреплять друг друга;

б) совокупность косвенных доказательств указывает на одно общее обстоятельство, входящее в предмет доказывания;

Особенности использования полиграфа при расследовании преступлений

История полиграфных проверок

Говоря об использовании детекции лжи при раскрытии и расследовании преступлений, то необходимо отметить, что речь идет о применении полиграфа в процессе производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Принципиальное значение для дальнейшего успешного внедрения полиграфа в деятельность федеральных ведомств России в интересах совершенствования мер по профилактике, раскрытию и расследованию преступлений, и решение этой проблемы приобретает в настоящее время особую актуальность.

Очевидно, что психофизиологический метод «детекции лжи» с помощью полиграфа или проведение психофизиологической экспертизы необходимо исследовать криминалистики. В итоге должны быть определены место метода в системе этой науки и оптимальные пути применения метода «детекции лжи» при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений.

Полиграф является техническим устройством, представляющим собой комбинацию медико-биологических приборов, позволяющих синхронно и непрерывно фиксировать динамику психофизиологических реакций лица на вопросы, задаваемые полиграфологом. Прибор является пассивным регистратором процессов, протекающих в организме человека, и не оказывает на них обратного влияния. Таким образом, полиграф позволяет определить степень значимости стимулов (вопросов) для обследуемого, касающихся обстоятельств совершенного преступления. Першин А.Н. Использование полиграфа в уголовном судопроизводстве// Законодательство и практика 2009. №1. С. 33

В отечественной криминалистике установилось положение, когда рекомендуемые к применению в указанных целях и, особенно в уголовном судопроизводстве методы должны удовлетворять требованиям научной обоснованности, надежности и нравственной безупречности.

Возникает вопрос: удовлетворяет ли, хотя бы в минимальной степени, этим критериям метод «детекции лжи»? Необходимо отметить, что естественнонаучные механизмы метода «детекции лжи» в зарубежной (в частности американской) «судебной психофизиологии», остаются значительной степени еще непознанными. Однако, невзирая на это, можно с достаточной уверенностью утверждать, что метод «детекции лжи» или организация и использование полиграфа Скрыпников А. И. Использование полиграфных устройств в органах внутренних дел. Сборник нормативных актов и методических материалов. М. ВНИИ МВД России. 1996. С. 84 все же обладает минимальной научной обоснованностью. Тот факт, что наука не уделяла должного внимания разработке теоретических основ данного метода, вовсе не говорит о его научной несостоятельности. Продолжающие расти объемы прикладного применения психофизиологического метода «детекции лжи» с использованием полиграфа во многих странах мира свидетельствуют о том, что в его основе лежат устойчиво функционирующие явления человеческого организма и его психики, не зависящие от расовых, национальных и культурных особенностей лиц, подвергаемых этой процедуре. Это также косвенно подтверждает и надежность метода организации использования полиграфа.

В связи с имевшим место в нашей стране длительным нигилизмом в отношении психофизиологического метода «детекции лжи», критерий нравственной безупречности применения полиграфа приобретает особую значимость и заслуживает отдельного внимания.

В связи с имевшим место в нашей стране длительным нигилизмом в отношении психофизиологического метода «детекции лжи», критерий нравственной безупречности применения полиграфа приобретает особую значимость и заслуживает отдельного внимания.

За 60-летнюю историю отрицания в СССР метода ОИП единственным противником полиграфа, пожелавшим рассмотреть нравственный аспект этой процедуры, являлся В. Н. Николайчик. Николайчик В.М. США: полицейский контроль над обществом. М.: Наука. 1987. С. 193

Анализируя практику применения полиграфа в США и подчеркивая, что «возможность злоупотреблений сама по себе свидетельствует об отсутствии гарантий объективности испытания с помощью полиграфа» В. М. Николайчик полагал, что «принудительный характер получения информации с помощью психологических тестов (т.е. полиграфа) проявляется особенно в тех случаях, когда лицо, подозреваемое в совершении преступлений, желает воспользоваться своим правом. провозглашенным 5-й поправкой (к Конституции США). Если же обвиняемый соглашается на проверку на полиграфе, то, как считал цитируемый автор, «своим согласием подвергнуться психологическому испытанию обвиняемый принимает на себя бремя доказывания своей невиновности, освобождая обвинение от обязанности доказать его вину».

Развивая эту мысль, В. М. Николайчик писал: «обвиняемый . ведет свою защиту на основе равноправия с обвинителем и потому ни на одной из стадий уголовной процедуры не должен превращаться в ее объект. Разумеется, в определенных случаях могут быть подвергнуты исследованию его тело, кровь, продукты выделения и т.п., но свобода его разума и воли при осуществлении своей защиты должна сохраняться при всех условиях. Психологические тесты (с прим применением полиграфа) лишают обвиняемого этой свободы.

Обвиняемый, действительно, не обязан участвовать в доказывании своей невиновности, так как уголовно-процессуальный закон «запрещает домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер», но имеет право делать это.

Как показывает обширная практика уголовных дел, от активности обвиняемого в процессе доказывания во многом зависит успешное решение задач уголовного судопроизводства. Поэтому судебная этика полагает законными и нравственными действия следователя или суда, направленные на то, чтобы обвиняемый, воспользовавшись своим правом, мог, активно участвовать в исследовании доказательств.

Особый интерес представляет активная позиция обвиняемого (подозреваемого) в тех случаях, когда тот уверен в своей невиновности и непричастности к преступлению, а следствие, располагая некоторыми сведениями, толкует их с обвинительным уклоном. В таких ситуациях применение полиграфа дает обвиняемому (подозреваемому) возможность более полно воспользоваться своим правом на защиту, и сам метод организации использования полиграфа выступает в качестве «средства защиты». Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и права человека. Права человека: пути их реализации. Саратов. 1999. С. 151

На чем же основывается принцип работы полиграфа? Главное то, что полиграф определяет не ложь, а реакцию человека на задаваемые экспериментатором вопросы. В понятие реакция входит много критериев, свойственных человеческому организму, таких как частота пульса, изменение дыхания (количество дыхательных движений за определенный промежуток времени, его глубина) и артериального давления. Помимо этого измеряется электрическое сопротивление кожи. Это объясняется так. Каждый, кто хотя бы раз в жизни волновался (думается, что среди читателей не найдется никого, кто отрицательно ответит на этот вопрос), помнит неприятные ощущения: ладони становятся влажными, повышается потоотделение. Человеческая кожа — идеальный диэлектрик, но на ней всегда находятся частицы пота, вырабатываемого организмом, как в состоянии покоя, так и при напряжении, физическом, умственном или эмоциональном (исключение составляют специально подготовленные сотрудники определенных служб, да еще психически больные люди). Вот такое малоприятное свойство человеческого тела и является основой для определения кожной сопротивляемости.

Во многих странах разрешено применение полиграфа для получения необходимых следствию сведений. Западная Европа занимает нейтральную позицию, по официальным данным, в полицейской практике подобные проверки не производятся. Для проведения тестирования подозреваемый (свидетель, потерпевший) должен дать письменное согласие установленного образца. Но так как полученные данные будут носить вероятностный характер (85,95% правильных результатов), то они не могут учитываться судом в качестве прямого доказательства виновности или невиновности человека. В США в ряде штатов существует положение, согласно которому показания полиграфа будут являться доказательством в судебном процессе, если защита и обвинение заблаговременно договорятся об этом.

Стоит отметить, что заведомо невиновный легко соглашается на обследование, иногда даже сам просит о нем, что служит для работников следствия дополнительным показателем его непричастности к совершенному правонарушению.

Требования к выполнению организации использования полиграфа являются щадящими, и не идут ни в какое сравнение с допущенными законом методами судебно-медицинской экспертизы (например, при расследовании изнасилований), которые оказывают более выраженное травмирующее психическое и физическое воздействие на жертву или обвиняемого (подозреваемого). Судебно-медицинская экспертиза. Справочник для юристов. М. Юридическая литература. 2010. С.320 Организация использования полиграфа вполне удовлетворяет критериям, выдвигаемым отечественной криминалистикой к используемым ею методам. В настоящее время установлены и юридически закреплены основные положения применения метода организации использования полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений, однако перечень вопросов, требующих своего решения, достаточно велик. Как полагает профессор Р. С. Белкин, «проблема полиграфа имеет технический, тактический, этический и процессуальный аспекты». Белкин Р.С. Курс криминалистики. М.: ЮристЪ. 2010. С. 80

На мой взгляд, эта проблема обладает еще двумя аспектами, заслуживающими внимания — методологическим и кадровым.

Это интересно:  Статья 222 ГК РФ. Самовольная постройка. Комментарии

Что касается тактического аспекта данной проблемы, то необходимо указать, на то, что тоже имеет свои секреты, ее тоже надо хорошо освоить, потому что достоверность результатов проверки с помощью полиграфа в значительной степени зависит не только от вопросов, но и от созданных оператором конкретных условий.

Наибольшее количество времени уходит на составление вопросов и на подготовку процедуры проверки. Нужно создать у испытуемого лица ощущение невозможности обмануть эту машину, что оператор обязательно «разоблачит» проверяемого.

Такая инструкция имеет целью успокоить невиновного, и что особенно важно, вызвать чувство страха и напряженности у лица, собирающегося скрыть правду. Беседуя с проверяемым, оператору необходимо выяснить обстоятельства и факты, которые будут проверяться по показаниям физиологических функций. Допустим, применял ли медицинские препараты, как он спал, нет ли каких-то заболеваний. Другими словами, создать необходимую психологическую атмосферу и выявить общее физиологическое и психологическое состояние проверяемого лица на момент испытаний — такова задача предварительного интервью или собеседования.

Определяя «возможные пути решения проблемы» полиграфа и анализируя, в частности, ее технический аспект, профессор Р. С. Белкин дает этому прибору положительную оценку и уделяет при этом особое внимание оснащению его датчиками, «действие которых испытуемыми не ощущается, или даже сам факт существования которых для испытуемого остается неизвестным».

Совершенно прав профессор Р. С. Белкин в том, что удачными являются «исследования в области детекции по признакам речевой деятельности», проводившиеся в 80-е годы профессором Э. Л. Носенко. Носенко Э.Л. Эмоциональное состояние и речь. М.:Юрайтиздат. 2010. С.131 Источником информации об изменениях в состоянии человека (так же, как и в «анализаторах психологического стресса») являлась его речь, однако для целей «детекции» использовались (помимо простейших амплитудно-частотных) ее темпоральные и психолингвистические характеристики.

В настоящее время имеется целый ряд способов съема физиологической информации, на основании которой выносится суждение о процессах, происходящих в психике человека, и перечисленные профессором Р. С. Белкиным традиционный полиграф, анализатор психологического стресса и технические средства, которыми пользовалась профессор Э. Л. Носенко, далеко не исчерпывают число вариантов осуществления психофизиологического метода «детекции лжи».

Учитывая изложенное, необходимо подчеркнуть, что слияние различных технических средств, с помощью которых реализуется психофизиологический метод «детекции лжи», в единое понятие «полиграф» неверно по своей сути и только вносит путаницу в рассматриваемую проблему.

Как только мы заменим полиграф, например, на анализатор психологического стресса, тут же появится «проблема анализатора психологического стресса». Прикладные возможности этого технического устройства предполагают иной процесс общения опрашивающего с опрашиваемым, вносят в этот процесс свои особенности и ограничения, включают одни и исключают другие психологические, психофизиологические и нейрофизиологические механизмы, что неизбежно ведет к появлению новых этических и правовых вопросов, которые отсутствовали при рассмотрении «проблемы полиграфа».

Поэтому, когда мы говорим о «проблеме полиграфа», следует четко понимать, что центральным ее звеном является не сам прибор (и, тем более, его датчики), а модификация психофизиологического метода «детекции лжи», основанная на использовании полиграфа.

Сказанное вовсе не исключает технический аспект из «проблемы полиграфа», однако, как нам представляется, его содержание является несколько иным.

При рассмотрении этого аспекта особое внимание должно быть уделено обоснованию роли и четкому соблюдению места этого прибора в процедуре организации использования полиграфа.

Кадровый аспект является новым для «проблемы полиграфа» и метода «детекции лжи», в целом. В России данный аспект обозначается не так давно, хотя, в целом, вопросы подготовки специалистов и криминалистической специализации находятся в поле зрения ведущих отечественных криминалистов.

Этот аспект «проблемы полиграфа» реально существует и, при всей кажущейся обособленности, ему принадлежит едва ли не центральное место в указанной проблеме. Именно этим обусловлено внимание, которое нормативные акты федеральных ведомств США, законы отдельных штатов и Федеральный закон США «О защите служащих от полиграфа» (1988 г.) уделяли и уделяют квалификационным требованиям к полиграфологам, работающим в государственном и частном секторе страны.

Как известно, метод ОИП применяют в трех ситуациях:

а) когда полностью отсутствует возможность получить требуемую информацию, минуя конкретного человека;

б) когда получение необходимой информации возможно и без полиграфа, но сопряжено с огромными затратами материальных средств и/или времени, либо требует привлечения значительного числа людей;

в) когда срочно требуется получение необходимой информации (в течение одного-двух дней или в считанные часы) и никакой иной — кроме ОИП — метод не может это обеспечить. Таким образом, к помощи полиграфа прибегают, как правило, в сложных случаях оперативно-розыскной или следственной работы.

Из приведенного перечня оптимальных сфер применения полиграфа становится очевидным, что деятельность полиграфолога протекает в достаточно напряженных условиях и характеризуется рядом специфических особенностей. В отличие от большинства других методов криминалистики, метод организации использования полиграфа обязывает полиграфолога действовать одновременно в двух системах: «человек-человек» и «человек-техника».

При раскрытии и расследовании преступлений, несмотря на добровольность процедуры организации использования полиграфа, полиграфолог вынужден, как правило, работать в условиях психологического противостояния со стороны опрашиваемого и уметь при этом гибко и эффективно реагировать на информацию, появляющуюся в ходе предтестовой беседы и самого тестирования с помощью полиграфа, а также, в случае необходимости, уметь провести послетестовое собеседование с опрашиваемым лицом и, по возможности, склонить его к признательным показаниям.

Специфические особенности деятельности полиграфолога, помимо качественной подготовки специалистов, выдвигают еще одну важную с профессиональной и экономической точки зрения задачу — целенаправленный отбор лиц, обладающих необходимыми для полиграфолога личностными (психологическими) характеристиками.

Первые же исследования, выполненные в этом направлении, показали, что к подготовке не следует допускать, например, лиц, испытывающих психологические трудности в общении с людьми, обладающих низким уровнем критичности и профессиональной компетентности, склонных к категоричности и амбициозности.. Практика подтвердила правильность этих первичных результатов: лица, направленные на подготовку без учета их индивидуальных психологических особенностей, с течением времени либо сами прекращали этот вид деятельности, либо, владея необходимым уровнем знаний и навыков, все-таки испытывали значительные трудности при выполнении организации использования полиграфа, не достигая оптимальных результатов.

В завершении рассмотрения данного вопроса необходимо сказать, что использование психофизиологического исследования с использованием полиграфа не теряет своей актуальности, а напротив — приобретает ее в РФ, а также ее отдельных регионах.

За период с октября 2009 г. по октябрь 2010 г. в ЭКЦ МВД по РТ было произведено 24 исследования. Практически все проведенные экспертизы с использованием полиграфа оказались очень эффективными. Две экспертизы в ходе судебного разбирательства послужили одним из веских оснований для вынесения обвинительного приговора. Три — для «снятия» предъявленного обвинения (прекращения уголовного преследования). Остальные экспертизы явились убедительной основой для выдвижения новых следственных версий.

В подавляющем большинстве случаев преступлениями, в ходе раскрытия которых требовалось назначение СПФЭ, были такие виды преступлений, как убийство и причинение смерти по неосторожности (в 60% случаев); грабеж, кража, мошенничество (20%); изнасилование и понуждение к действиям сексуального характера (10%); тяжкие телесные повреждения (10%). При расследовании преступлений нередки ситуации, когда доказательственная база уголовных дел основывается преимущественно па показаниях свидетелей. Вероятно, в связи с этим чаще всего данные исследования проводились в отношении свидетелей (45% случаев), реже — в отношении подозреваемых (25%) и потерпевших (20%) и еще реже (10%) в отношении обвиняемых.

Процессуальные возможности применения полиграфапри расследовании уголовных дел Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Андриянова Ольга Юрьевна

В статье дается оценка законности использования и процессуального оформления различных способов использования результатов исследования на полиграфе при производстве по уголовным делам . Автор анализирует практику применения специальных познаний, полученных с помощью полиграфа, в процессе доказывания.The article assesses the legality of the use of procedural and design of various ways to use the research results of the polygraph in criminal cases. The author examines the practical application of special knowledge obtained through the polygraph, in proof.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Андриянова Ольга Юрьевна,

Текст научной работы на тему «Процессуальные возможности применения полиграфапри расследовании уголовных дел»

Андриянова Ольга Юрьевна — кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса, Нижегородская академия МВД России(603144, г. Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, д. 3)

Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

В статье дается оценка законности использования и The article assesses the legality of the use of procedural

процессуального оформления различных способов ис- and design of various ways to use the research results of

пользования результатов исследования на полиграфе the polygraph in criminal cases. The author examines the

при производстве по уголовным делам. Автор анали- practical application of special knowledge obtained through

зирует практику применения специальных познаний, по- the polygraph, in proof.

лученных с помощью полиграфа, в процессе доказывания.

За последние десятилетия многое сделано в развитии использования полиграфа в России.

Однако самым главным достижением, безусловно, является обширная и позитивная практика использования этого метода при раскрытии и расследовании преступлений.

К настоящему моменту для обозначения этого многоаспектного метода, трудоемкого в исполнении, сутью которого является тестирование на полиграфе, в научной литературе используются три основных термина:

1. «Опрос с использованием полиграфа» (ОИП) — при применении полиграфа в условиях ОРД.

2. «Специальное психофизиологическое исследование на полиграфе» (СПФИ) или «Психофизиологическое исследование» (ПФИ) — для применения полиграфа при отборе и расстановке кадров в интересах работодателя.

3. «Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа» (СПФЭ) — при применении полиграфа в процессе доказывания по уголовным делам.

Вместе с тем, очевидно, что все перечисленное выше — это частные формы единого метода.

В итоге в качестве объединяющего для ОИП, СПФИ и СПФЭ было предложено наименование, которое отражало наиболее значимые характеристики метода — криминалистическое психологопсихофизиологическое диагностическое исследование с применением полиграфа1.

Однако ввиду громоздкости определения в практику было введено условное краткое название метода — криминалистическое исследование с применением полиграфа (КИПП)2. В литературе более распространенным является определение такого метода, как психофизиологическое исследование (ПФИ) с помощью полиграфа. Между этими определениями нет существенной разницы, они

идентичны и могут являться определяющими в исследованиях подобного рода.

При этом не имеет значение, кто проводит ПФИ — государственный или частный специалист, в интересах уголовного судопроизводства или служебного разбирательства либо при работе с кадрами — это исследование в любом случае относится к криминалистическим.

Практика ПФИ является весьма обширной как в России, так и за рубежом.

В США, Польше, Канаде в некоторых случаях по отдельным классам уголовных или гражданских дел разрешено (при предварительной договоренности защиты и обвинения) использовать данные испытания на полиграфе в качестве доказательств3.

Проведя анализ существующей в нашей стране практики ПФИ по уголовным делам, можно резюмировать следующее.

Унифицированная форма представления дознавателю, следователю и суду результатов, полученных с использованием полиграфа, отсутствует. Правоприменители, как правило, используют следующие способы:

1) приобщение к материалам уголовных дел результатов опроса с использованием полиграфа, оформленных в виде справок (например, справки-меморандума о проведенных оперативно- разыскных мероприятиях и справки полиграфолога) либо рапортов (задания органу дознания на проведение исследований даются следователями в рамках отдельных поручений по выполнению оперативно-разыскных мероприятий);

2) проведение допроса с использованием технических средств;

3) приобщение к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога;

4) назначение так называемой судебной психофизиологической экспертизы (в отдельных случаях — комплексной психолого-психофизиологиче-

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

ской экспертизы, проводимой полиграфологом и психологом).

Попробуем оценить с точки зрения законности каждый из этих способов.

1. В статье 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (где дается исчерпывающий перечень оперативно-разыскных мероприятий, среди которых на первом месте значится опрос граждан) разъясняется, что «должностные лица органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-разыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями. »4. При этом в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий разрешается использовать информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде. Перечень других технических средств законодателем не определен, что является основанием для отнесения к ним и полиграфа.

Разработка нормативной базы по применению полиграфа началась с указания МВД «О правовом и нормативном обеспечении использования полиграфа в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 30 июля 1992 года. Позднее Приказом МВД России от 28 декабря 1994 года введена в действие и соответствующая Инструкция, согласованная с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ и зарегистрированная Министерством юстиции РФ. В ней регламентируется использование полиграфа при проведении опроса граждан. Аналогичные документы имеются у ФСБ, ФСКН и других ведомств.

Это интересно:  Статья 155 ГПК РФ. Судебное заседание

В соответствии с данной Инструкцией правом проведения исследований в ОВД обладают специально подготовленные сотрудники оперативно-технических и оперативных подразделений, прошедшие определенную подготовку и имеющие допуск к работе с полиграфными устройствами. 9 февраля 1995 года МВД России ввело квалификационные требования к специалистам, использующим полиграф и программу подготовки специалистов по работе с полиграфными устройствами при опросе граждан. Порядок подготовки и получения допуска (свидетельства) на право работы с полиграфными устройствами регламентируется Инструкцией, утвержденной приказом МВД России «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел» от 12 сентября 1995 года № 3535.

2. Проведение допроса с использованием технических средств в научной литературе называют «лазейкой» для следователей.

Фактически применение технических средств при производстве следственных действий не противоречит положениям статьи 164 УПК РФ.

Однако при такой организации проведения допроса под сомнение можно поставить объективность заключения специалиста, поскольку вопросы допрашиваемому лицу задает следователь, а психофизиологические реакции при ответах допрашиваемого фиксирует специалист-полиграфолог, что не согласуется с методикой проведения подобного рода исследований.

Принимая во внимание положения Инструкции об организации проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, утвержденной приказом Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 9 декабря 2010 года № 64, следует отметить, что обозначенная выше процедура проведения допроса при участии спе-циалиста-полиграфолога нарушает порядок подготовки, проведения и оформления ПФИ, что в конечном счете искажает сущность как самого следственного действия — допроса, так и достоверность результатов ПФИ.

3. Что касается приобщения к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога, нужно отметить, что проведение такого исследования также противоречит нормам закона.

Проанализировав положения статей 57 и 58 УПК РФ, мы пришли к выводу о том, что лицо, привлекаемое к производству по делу в качестве специалиста, не вправе проводить самостоятельные исследования.

Эксперт определяется как лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения, то есть эксперт самостоятельно производит следственное действие — проводит судебную экспертизу. Этот вид деятельности имеет четкую правовую регламентацию в законе.

Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов, документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Представляется, что подобное разъяснение специалист может давать как в письменной, так и в устной форме. Однако из текста закона не усматривается, что специалист имеет право на производство самостоятельного исследования с применением технических средств, необходимого для разрешения вопросов, поставленных перед ним сторонами.

Аналогичную позицию занял и Верховный Суд РФ, выразив ее в Постановлении Пленума «О судебной экспертизе по уголовным делам в п. 20» от 21 декабря 2010 года № 28: «Обратить внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных

знаний и, также как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.

Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое до-казательство»6.

Кроме того, в соответствии со статьей 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Из этого следует, что показания допрошенного в суде специалиста по результатам проведенного им ПФИ будут иметь доказательственное значение, а значит, что им наряду с другими доказательствами по делу суд должен дать оценку.

Не будем забывать, что специалист не предупреждается об ответственности по статье 307 УПК РФ за дачу заведомо ложного заключения, в отличие от эксперта.

Таким образом, в правоприменительной деятельности сложилась очень «опасная» практика использования в качестве доказательств суждений, сформированных на основе некомпетентных домыслов полиграфолога с низким уровнем знаний в данной области и отсутствием соответствующего опыта или просто сфальсифицированных данных.

Единая судебная практика оценки такого рода «доказательств» на сегодняшний день не выработана. Однако мы считаем необходимым обратить внимание на позицию Верховного Суда РФ, изложенную в кассационном определении от 30 августа 2012 года по делу № 69-О12-6. Судебная коллегия указала, что «считает недопустимым использование данных, полученных на полиграфе, в качестве доказательств, поскольку специалист-полиграфолог, по существу, оценивает достоверность показаний, что в соответствии с законом он осуществлять не может, оценка достоверности либо недостоверности показаний является исключительной прерогативой суда»7.

В кассационном определении от 4 октября 2012 года по делу № 34-О12-12 уже иной состав судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ также определил исключить из приговора «ссылки суда на использование в качестве доказательств психофизиологических исследований показаний Белова и Шимаева в ходе предварительного следствия, как не соответствующих требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям»8.

4. Назначение так называемой судебной психофизиологической экспертизы (в отдельных случаях

комплексной психолого- психофизиологической экспертизы, проводимой полиграфологом и психологом).

В соответствии с частью 1 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Любое следственное действие направлено на получение доказательств. Так, судебно-медицинская экспертиза позволяет выяснить время и причину наступления смерти; химическая экспертиза — химический состав вещества, изъятого у задержанного (героин или сахарная пудра); допрос — местонахождение человека в интересующее время, характер отношений с потерпевшим, обвиняемым и прочее. Все это — сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела (в первую очередь, входящих в предмет доказывания). Кроме того, при любом следственном действии всегда существует вероятность получения новых, ранее неизвестных следствию и суду сведений об указанных обстоятельствах.

В ходе проведения ПФИ при расследовании преступлений полиграфолог устанавливает наличие в памяти лица информации о событиях прошлого, имеющих значение для дела. При этом речь идет о его субъективном восприятии происходящего, а не воспроизведении событий объективной реальности.

Поэтому данные, полученные с помощью полиграфа, не могут иметь доказательственного значения, в том числе потому, что они не отвечают признакам доказательства. Оценка такого рода доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности вообще представляется невозможной.

Исследования с применением полиграфа все чаще стала применять одна из сторон уголовного судопроизводства — обвинение.

Вместе с тем, осуществляя защиту интересов своих доверителей, к специалистам-полиграфоло-гам обращается и сторона защиты. Таким образом, в условиях необходимости установления истины и отстаивания своей позиции все чаще стали возникать ситуации, когда сторона обвинения и защиты в рамках расследования по уголовному делу используют метод ПФИ.

В этой связи необходимо признать необоснованным отказ следователя или суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты о приобщении к материалам уголовного дела результатов ПФИ, проведенного по инициативе стороны защиты. Поскольку такой отказ нарушил бы принцип равноправия сторон в процессе.

Анализ результатов проводимых на сегодняшний день исследований указывает на то, что следственная практика испытывает большую потреб-

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

Андриянова О.Ю. Процессуальные возможности применения полиграфа при расследовании уголовных дел

ность в использовании в доказывании результатов ПФИ. Однако выполнение ПФИ в условиях уголовного судопроизводства, как уже было указано, возможно исключительно в форме СПФЭ. При этом при выполнении методически грамотного и научно обоснованного производства СПФЭ выявляется ряд серьезных трудностей. Коротко остановимся лишь на некоторых из них.

На сегодняшний день существует острая нехватка полиграфологов, имеющих опыт производства ПФИ.

Метод ПФИ приобретает популярность и вместе с этим неуклонно растет потребность в профессионально подготовленных полиграфологах. При таких обстоятельствах обучение специалистов данного профиля в большинстве федеральных ведомств осуществляется ускоренным образом, а коммерческие структуры вообще предлагают заочные курсы подготовки специалистов данного профиля. Это приводит к серьезным нарушениям при производстве исследований, а предоставляемые такими специалистами заключения носят весьма сомнительный характер.

Свою роль играет и отсутствие контрольно-надзорных функций за деятельностью полиграфологов, осуществляющих ПФИ.

Работа большинства полиграфологов в силу несовершенства организации их деятельности либо контролируется формально и нерегулярно, либо не контролируется вовсе. Кроме того, низкую квалификацию полиграфологов часто дополняет их халатное отношение к важнейшим требованиям технологии ПФИ, возникающее в результате отсутствия контроля за их деятельностью. В этой вязи становится понятным, почему ПФИ, проведенные в интересах следствия, нередко вызывают справедливые нарекания стороны защиты из-за множества методических нарушений в ходе их выполнения.

Учитывая высокую потребность в методике производства весьма востребованного и относительно нового вида исследования, группа специалистов заполнила существовавший пробел, подготовив «Видовую экспертную методику производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа»9.

Однако со временем некоторые федеральные ведомства полностью отказались от использования «Видовой методики. ».

Сфера прикладного применения испытаний на полиграфе (во всяком случае на современном этапе) определяется самой природой получаемых с помощью этого прибора результатов, которые носят вероятностный характер. В соответствии с УПК РФ доказательственное значение имеет лишь категорический вывод, вероятное заключение не является доказательством и может быть использовано лишь в следственных и оперативно-разыскных целях.

Таким образом, единственной формой использования данного психофизиологического метода в деятельности правоохранительных органов является получение ориентирующей криминалистически значимой информации.

1. См.: Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: проблема допустимости // Вестник АЭБ МВД России. 2009. № 12. С. 83—88; Холодный Ю.И. Трудности на пути внедрения в практику экспертизы с применением полиграфа // Вестник АЭБ МВД России. 2010. № 5. С. 109—112.

2. See: Kholodny Y. Criminalistic diagnostic interrogation using a polygraph // Polygraph. 2007. V. 36. № 2. P. 91—99; Холодный Ю.И. Криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа // Криминалистика / под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. М., 2008. С. 302—317; Холодный Ю.И. Криминалистические исследования с применением полиграфа: достижения и перспективы // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: в 3 ч. М., 2010. Ч. 2. С. 426 —434.

3. URL: http://www.poligraf.sp.ru/mitric.html

4. СПС «КонсультантПлюс».

5. Бюллетень текущего законодательства. М., 1995.

Проблемы применения полиграфа в расследовании преступлений

В последнее десятилетие при расследовании преступлений широко используется судебная психофизиологическая экспертиза с использова­нием полиграфа (СПфЭ) [5; 18. С. 52–53; 20. С. 30]. Данную экспертизу проводят: с 2002 г. – в Институте криминалистики ФСБ России, 2004 г. – в 111 Главном государственном центре судебно-медицинских и криминали­стических экспертиз Министерства обороны России, с 2005 г. – в Экс­пертно-криминалистическом центре МВД по республике Татарстан, с 2010 г. – в Экспертно-криминалистическом управлении ФСКН России [9. С. 47]. Также судебную психофизиологическую экспертизу с использованием по­лиграфа проводят негосударственные экспертные учреждения (например, Ареопаг-М, Частный детектив Москва, Центр независимых экспертиз и др.).

Данные об эффективности применения полиграфа сильно расхо­дятся: от 93–95 % до 70 % «попаданий» [7. С. 44; 12]. Сторонники СПфЭ приводят данные о высокой эффективности и техническом со­вершенстве полиграфа. Например, «ПСИ-ФАКТОР» – ин­формационный ресурсный центр по научной и практической пси­хологии на своем сайте утверждает: «При применении методики выявления скрываемой информации – непря­мого метода в случае отсутствия у подэкспертного скрываемой ин­форма­ции на поставленный эксперту вопрос достоверность дос­тигает 100 %. Это позволяет эксперту делать однозначные и кате­горичные выводы» [23].

Рассмотрим две основные проблемы производства СПфЭ: правовую регламентацию и естественнонаучную обоснованность данного исследова­ния.

Сторонники СПфЭ экспертизы в основном ссылаются на следую­щие нормативные документы, обосновывая ее сущест­вование [10; 17]:

  • Приказ Минюста России от 27 декабря 2012 года № 237 «Перечень родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экс­пертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и Перечень экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Фе­дерации», где в п. 20 род экспер­тизы заявлен как «психологическая», а экспертная специальность – «исследование психологии и психофизиоло­гии человека»;
  • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнитель­ной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофи­зиологического исследования с использованием полиграфа» (утв. Министерством образования РФ 5 марта 2004 года. Регистр. № ГТППК 34/36);
  • Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнитель­ной квалификации «Специалист по проведению инструменталь­ных психофизиологических опросов» (утв. Министерством обра­зования РФ 4 июля 2001 года № ГТППК 02/39).
Это интересно:  Кредит. Особенности согласно законодательству — Нормы гражданского права. Статьи и очерки

Считаем необходимым отметь, что в Приказе Минюста РФ от 27 де­кабря 2012 года № 237 речь идет о судебно-психологической экспертизе, а не о су­дебно-психофизиологической, а специальность – «исследование психологии и психофизиологии человека» не тождественна «Лицу, полу­чившее дополнительную квалификацию «Судебный эксперт по проведе­нию психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (Государственные требования к минимуму содержания и уровню требова­ний к специалистам для получения дополнительной квалификации «Су­дебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (утв. Министерством образования РФ 5 марта 2004 года. Регистр. № ГТППК 34/36)). Причем психофизиологическая экс­пертиза не являются в настоящее время полноценным родом экспертиз, т.к. проходит стадию своего становления и не имеет разветвленной клас­сификационной структуры [14]. Понятия объекта, предмета и задач этого рода экспертизы требует своего дальнейшего уточнения[14].

Приведенное выше логическое обоснование правовой регламентации СПфЭ позволяет некоторым авторам говорить о перспективе применения полиграфа при производстве обыска, опознания, проверки показаний на месте и очной ставки, так как в основе этих следственных действий лежит метод расспроса как наиболее распространенный способ получения вер­бальной информации [17; 21]. Возникает обоснованное сомнение о тожде­ственности задач и тактики этих следственных действий и цели и методики опроса на полиграфе.

Утверждение, что методики проведения психофизиологи­ческой экс­пертизы «основаны на мировом опыте, адаптирован­ном к отечественной практике» [23] и соответствуют требованию ст. 8 Федерального закона «О государственной судебно-эксперт­ной деятельности в Российской Федера­ции» о научной обосно­ванности применяемых методик не совсем верно. Методика про­ведения судебно-психофизиологической экспертизы только фор­мируется [18; 19].

В большинстве стран проводящих испытания на полиграфе их ре­зультаты носят ориентирующий характер (Израиль). В Анг­лии к полигра­фологическим исследованиям относятся прохладно, а в Германии приме­нение полиграфа не практикуется [13. С. 251–254].

Первое место по количеству опросов с использованием полиграфа зани­мают США не менее миллиона в год [22. С. 126]. Верховный Суд США в своём решении United States v. Scheffer (1998) постановил, что во­прос о том, можно ли использовать результаты данных полиграфа в каче­стве доказательств в судебных процессах, должен решаться самостоя­тельно в юрисдикциях штатов и округов. Во многих штатах запрещено об­народо­вать результаты таких испытаний в суде [6. С. 565–566]. Двадцать два штата принимают эти результаты в качестве доказательств, если это было оговорено заранее и согласовано с обвинением и защитой. Используется «Правило Дауберта». Решение (о том использовать заключение полиграфолога как доказательство или нет) принимает сам судья, ведущий дело. Вопрос разрешается в отдельном судебном заседании, в котором изучается научная обоснованность конкретного метода, его практическая и теоретическая валидность. В рассмотрении участвуют стороны, полиграфолог, специалисты. Адвокаты, как правило, используют такое соглашение в об­мен на обещание прокурора закрыть дело, если детектор покажет, что подозреваемый говорит правду. Но обычно, если у прокурора есть веские основания, достаточные для того чтобы убедить присяжных в виновности подозреваемого, он на такую сделку не идет [22. С. 126–127].

Апелляционные федеральные суды результаты испытаний обычно не признают, если это не было оговорено заранее. И ни один государственный апелляционный суд не отменит решения районного суда на осно­вании того, что тот отказался от признания подобных результатов. Ричард К. Уиллард, второй помощник Генерального прокурора США в октябре 1983 заявил: «Верховный суд, в отличие от федерального, в своих решениях никогда не принимает в расчет результаты испытаний на детекторе лжи» [22. С. 127].

Сторонники и противники полиграфа зачастую просто приводят примеры «За» и «Против». Научных же свидетельств его точно­сти, к сожалению, очень мало. Из более чем 4000 статей и книг, посвященных этому вопросу, на действительно научные исследования опирается менее 400, и лишь не более 40 из них соответствуют минимальным научным стандартам [22. С. 124–125].

Дэвид Ликкен – американский психолог и сторонник теста на знание виновного (непрямой метод) является принципиальным противником техники контрольных вопросов (прямой метод). В свою очередь Д. С. Рэскин подвергает серьезной критике тест на знание виновного. Получается выбор любого из этих методов, может вызвать дискуссию об их научной обоснованности.

В 2003 году Национальная академия наук США по заданию правительства США про­вела исследование научной обоснованности полиграфа и опубликовала от­чёт «Полиграф и выявление лжи», в котором говорилось, что большинство исследований с применением полиграфа были «ненадёжны, ненаучны и предвзяты» [24]. Американская академия криминалистики поставила под сомнение возможность включения проверок на полиграфе в арсенал на­циональной криминалистики из-за их «недостаточной научной основы» [19. С. 97].

На результаты решения психофизиологических задач заметное влия­ние оказывают личностные особенности испытуемого: тревожность и ког­нитивный стиль [15. С. 301]. Считается, что среди насильственных пре­ступников определенный процент составляют лица с психическими анома­лиями (в рамках вменяемости) [2. С. 31, 143; 8. С. 128, 139]. Например, среди насильников: психопатов 15,8%; хронических алкоголиков 9,0%; олигофренов 6,8%; лиц с остаточными явлениями травм черепа 2.8% (всего 34,4%) [2. С. 144]. Обследование Ю.М. Антоняном и С.П. Поздня­ковой около полутора тысяч сексуальных преступников показало, что 75% из них являются вменяемыми, из них 75,2% составляют лица с психиче­скими аномалиями [1. С. 50–51]. По оценке Роберта Хеара от 15 до 20% находящихся в заключении в США и Канаде преступников соответствуют критериям психопатии, среди серийных насильников и насильников-убийц – психопатов от 33 до 43% [3. С. 86]. Психопат – асоциальная личность с аномалиями характера и поведения [13. С. 251–254], эти аномалии не дос­тигают степени психоза, т.е. способность осознавать смысл и значение своих действий и поступков и соответственно отвечать за них сохраняется [16. С. 516]. Отличительными особенностями психопатической личности является дефицит эмпатии, сострадания, чувства вины. Кроме того часть психопатов «… испытывают… отвращение к тому, чтобы говорить правду, и их часто называют «патологическими лгунами»» [3. С. 83]. Также уста­новлено, что психопаты не могут полноценно переживать ни положитель­ные, ни отрицательные эмоции. Ряд экспериментов, которые проводились в США показали, что психопаты демонстрировали одинаковые физиоло­гические реакции при тестировании на полиграфе независимо от того об­манывали они или говорили правду [3. С. 98]. Объяснением этого может служить недостаточное возбуждение коры головного мозга и вегетативной нервной системы психопатической личности и упомянутой нами особен­ностью психопатов: не способностью полноценно переживать ни положи­тельные, ни отрицательные эмоции. Часть теорий объясняющих работу полиграфа, как раз базируется на мотивационных и эмоциональных факто­рах (теория угрозы наказания, теория конфликта и т. д.).

Таким образом, мы полагаем, что требуется проведение обстоятель­ных исследований изучающих особенности возникновения и протекания психофизиологических реакций у психопатов. Так как эти особенности должны учитываться при тестирования на полиграфе данной категории лиц.

Психофизиология – область междисциплинарных исследований на стыке нейрофизиологии, направленных на изучение психики в единстве с ее нейрофизиологическим субстратом [16. С. 105]. Следовательно, объек­том психофизиологической экспертизы является высшая нервная деятель­ность человека, предметом – физиологические процессы, лежащие в ос­нове высшей нервной деятельности, функциональные состояния, индиви­дуальные особенности, психофизиологические реакции, имеющие значе­ние для оценки состояния и поведения субъекта в юридически значимых ситуациях [14]. Поэтому утверждение, что «физиологические проявления» (т.е. регистрируемые с помощью полиграфа реакции) являются инструмен­том исследования, визуализирующим динамику психической активности человека при изучении его памяти [19. С. 95] не совсем верно. Инструмен­том исследования является полиграф и соответствующая методика тести­рования.

В ходе тестирования испытуемый воспринимает вопрос, осмысли­вает его, при этом в памяти актуализируются следы из прошлого, возни­кают различные эмоции, т.е. функционируют все психические процессы, которые и вызывают физиологические реакции [11. С. 101]. Отдавая при­оритет какому-либо одному психическому явлению, мы необоснованно упрощаем систему связей между функционированием психики и физиоло­гическими процессами, лежащими в основе высшей нервной деятельности, превращаем эту систему из многозначной в однозначную.

Причинами усиления и ослабления психофизиологических реакций опрашиваемого при тестировании на полиграфе могут быть:

  • регулярное употребление опрашиваемым сильнодействующих лекарственных, наркотических или психотропных препаратов;
  • физическое или психическое истощение опрашиваемого;
  • наличие у опрашиваемого заболевания, связанного с нарушением деятельности сердечнососудистой или дыхательной систем;
  • мнение опрашиваемого, что правоохранительные органы могут ошибаться (невиновный, которого просят пройти тестирование, знает, что полиция, заподо­зрив его, уже совершила серьезную ошибку, которая может ему повредить. Он уже давал показания о том, не совершил преступления, но ему не по­верили);
  • опрашиваемый не верит в эффективность и объективность проводимого опроса;
  • опрашиваемый считает, что прибор (полиграф) может ошибиться;
  • опрашиваемый испуган или просто озлоблен;
  • опрашиваемый, даже не будучи виновным, эмоционально реагирует на события, связанные с преступлением;
  • информация о преступлении может быть известна и невиновному из газет, от работников полиции или иных источников, что делает невозможным проведение исследования непрямым методом, либо ставит под серьезные сомнения обоснованность и эффективность его применения.

Таким образом, методика про­ведения судебно-психофизиологиче­ской экспертизы находится в стадии разработки. А причинами наиболее частых экспертных ошибок являются отсутствие разработанной эксперт­ной методики, либо несовершенство используемой экспертной методики [4. С. 341].

Следовательно, го­ворить о существовании и эффективности судеб­ной психофизио­логической экспертизы с использованием полиграфа преждевременно. Мы считаем, что полиграф должен использоваться при опросе граждан, согласно инструкции № 437 «О порядке использования полиграфа при опросе», утвер­жденной Министерством Внутренних дел Российской Федерации 28 декабря 1994 г. по согласованию с Генеральной прокуратурой РФ и Верховным судом России, и являться средством полу­чения ориентирующей информации.

  1. Антонян Ю. М., Ткаченко А. А., Шостакович Б. В. Криминальная сексология / Под. ред. Ю. М. Антоняна. – М., 1999.
  2. Антонян Ю. М., Эминов В. Е. Личность преступника. Криминолого-психологи­ческое исследование. – М., 2010.
  3. Бартол К. Психология криминального поведения. – СПб., 2004.
  4. Белкин А. Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. – М., 2005.
  5. Белюшина О. Последний шанс доказать невиновность. Психофизиологиче­ская экспертиза с использованием полиграфа имеет право на жизнь // Право России — ALLPRAVO_RU.mht.
  6. Грицаев С. И., Помазанов В. В. Использование полиграфа при опросе граж­дан или психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа // Современ­ные проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики: сб. материа­лов Международной научно-практической конференции. 29 марта 2013 года. – Красно­дар, 2013.
  7. Дубинин Л. Г. К вопросу о психофизиологическом исследовании и его значе­нии для расследования преступлений // Вестник криминалистики. – Вып. 1 (41). – М., 2012.
  8. Еникеев М. И. Общая и юридическая психология: учебник. – Ч. 2. – М., 1996.
  9. Комиссарова Я. В. Актуальные проблемы использования специальных зна­ний в области полиграфологии // Вестник криминалистики. – Вып. 4 (40). – М., 2011.
  10. Леонов А. С. Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа в уголовном судопроизводстве России (правовой аспект) // http://www.psy-expert.com.
  11. Лешкович Т. А. Естественнонаучные основания проведения психофизиологиче­ской экспертизы с использованием полиграфа // Вестник криминали­стики. – Вып. 3 (43). – М., 2012.
  12. Новиков К. Детектор правды // Российская газета. – 2011. – 9 нояб.
  13. Образцов В. А., Богомолова С. Н. Криминалистическая психология: учеб. посо­бие для вузов. – М., 2002.
  14. Официальный сайт Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации // http://sudexpert.ru
  15. Общая психология: учебно-методическое пособие / Под. Общ. ред. М. В. Га­мезо. – М., 2008.
  16. Психология: учебник / Отв. ред А. А. Крылов. – М., 2006.
  17. Семенцов В. А. Применение полиграфа при производстве отдельных следствен­ных действий // Вестник полиграфолога. 2009. № 6 // http://www.saib-poligraf.ru.
  18. Холодный Ю. И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления // Вестник криминалистики. – Вып. 1 (29). – М., 2009.
  19. Холодный Ю. И. Теоретические концепции криминалистических исследова­ний с применением полиграфа: приглашение к дискуссии // Вестник криминалистики. – Вып. 1 (41). – М., 2012.
  20. Холопова Е. Н. Судебно-психологическая экспертиза как основная форма ис­пользования психологических знаний при раскрытии и расследовании преступлений // Вестник криминалистики. – Вып. 4 (20). – М., 2006.
  21. Черкасова Е. С. Проблемы реализации результатов опроса с использованием полиграфа в уголовном процессе // Журнал Познавательный
  22. Экман П. Психология лжи. – СПб., 2011.
  23. http://psyfactor.org/koncept.htm.
  24. The Polygraph and Lie Detection // http://www.nap.edu.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, vuzlit.ru, cyberleninka.ru, kriminalisty.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector