+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Статья 1073 гк рф

1. За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

2. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

3. Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

4. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Содержание

Комментарий к статье 1073 Гражданского Кодекса РФ

1. Малолетние, т.е. лица, не достигшие 14 лет, признаются неделиктоспособными и, следовательно, не могут быть субъектами ответственности.

Ответственными за вред считаются:
а) законные представители — родители (усыновители) или опекуны (граждане или воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты и другие аналогичные учреждения, являющиеся в силу ст. 35 ГК опекунами);
б) образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, под надзором которых малолетние находились в момент причинения вреда, а также лица, осуществляющие надзор за ними на основании договора. Для возложения ответственности необходимо установить причинную связь между действиями малолетних и наступившим вредом.

2. Независимо от того, живут родители совместно либо раздельно, за малолетних отвечают оба родителя по принципу равной долевой ответственности, установленной в ст. 321 ГК. Однако один родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ N 3).

3. Законные представители малолетних отвечают, если не докажут, что вред возник не по их вине. Под их виной следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.).

4. В п. 3 ст. 1073 говорится о таких субъектах, деятельность которых предполагает систематическое или периодическое пребывание малолетних под их контролем. К таковым, к примеру, относятся государственные и частные школы, оздоровительные лагеря, больницы, а также лица, с которыми заключен договор о частном воспитании и обучении ребенка.

Субъекты, указанные в рассматриваемой норме, несут ответственность за несовершеннолетних, если не докажут, что вред возник не по их вине. Под виной этих субъектов понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ N 3).

5. Различные критерии ответственности законных представителей (п. п. 1 и 2 ст. 1073) и лиц, обязанных осуществлять надзор (п. 3 ст. 1073), указывают, что допустима одновременная ответственность и тех и других. Если будет доказано, что вред причинен как по вине законных представителей, так и по вине лиц, осуществляющих надзор (в т.ч. и в случае причинения вреда малолетними самим себе), то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от вины каждого.

Принцип долевой ответственности должен применяться и в случае причинения вреда несколькими малолетними, происходящими от разных родителей и (или) находящимися под опекой разных лиц.

6. Ответственность лиц, указанных в п. п. 1, 2 и 3 ст. 1073, — это ответственность за собственную вину. Отсюда следует, что, во-первых, нельзя признавать вину малолетних в причинении вреда ни другим лицам, ни самим себе, и поэтому правила ст. 1083 ГК об учете вины потерпевшего неприменимы к случаям повреждения здоровья этих детей (Бюллетень ВС РФ, 2002, N 3). Во-вторых, обязанность названных в п. п. 1, 2 и 3 ст. 1073 лиц возмещать вред, причиненный малолетним, не прекращается с достижением последним полной дееспособности. По этому же основанию они лишены права регрессного требования к малолетнему причинителю вреда по достижении им полной дееспособности (п. 4 ст. 1081 ГК).

Вместе с тем в исключительных случаях с целью защиты интересов потерпевших п. 4 ст. 1073 допускает возможность переноса обязанности по возмещению вреда на самого причинителя. Для этого необходима следующая совокупность обстоятельств:
1) вред причинен жизни и здоровью потерпевшего;
2) ответственным за вред выступает не юридическое лицо, а родители (усыновители), опекун и другие граждане;
3) эти граждане умерли либо не имеют достаточных средств для возмещения вреда;
4) причинитель вреда стал дееспособным и обладает средствами, достаточными для возмещения.

С иском о возложении такой ответственности может обратиться как потерпевший, так и гражданин, несущий ответственность за действия малолетнего и не имеющий достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего. Суд вправе с учетом установленных обстоятельств (имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда и др.) возложить обязанность по возмещению вреда, полностью либо частично, на причинителя.

Статья 1073 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет

Новая редакция Ст. 1073 ГК РФ

1. За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

2. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

3. Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

4. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Комментарий к Статье 1073 ГК РФ

Обязательства этих лиц вследствие причинения вреда имеют самостоятельный характер, образуют собственный состав условий (вреда, противоправных действий, вины, причинной связи) гражданско-правовой ответственности. Вина родителей (усыновителей, опекунов, попечителей) заключается в неосуществлении надзора за несовершеннолетними, безответственном отношении к их воспитанию, неправомерном использовании своих прав по отношению к детям (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие внимания к ним и т.п.), результатом которого явилось неправомерное поведение, повлекшее вред.

2. К противоправным действиям указанных лиц, таким образом, относятся как ненадлежащее воспитание, так и ненадлежащий надзор за непосредственными причинителями вреда. Отдельно проживающий родитель несет равную ответственность с родителем, который проживает вместе с ребенком. Если родитель по вине другого родителя был лишен возможности участвовать в воспитании своего ребенка, суд может освободить его от ответственности.

На родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.

Другой комментарий к Ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации

Полное или частичное несовпадение в одном лице причинителя вреда и лица, ответственного за вред, имеет место в случае причинения вреда малолетним. За вред, причиненный малолетним, отвечают иные лица, указанные в ст. 1073 ГК, если не докажут отсутствия своей вины в необеспечении должного надзора за малолетним.

Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет

1. За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

2. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

3. Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

4. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Комментарий к Ст. 1073 ГК РФ

1. Нормы данной статьи, определяющие ответственность законных представителей за вред, причиненный их малолетними детьми, являются традиционными для российского законодательства. Так, например, в ст. ст. 653, 654 Свода законов Российской империи предусматривалось, что родители и опекуны как лица, обязанные надзирать за состоящими на их попечении малолетними, должны отвечать за убытки, причиненные последними, все равно, будет ли это действие преступлением или нет. Как писал Г.Ф. Шершеневич, «их ответственность основывается на предполагаемой небрежности, на упущении в принятии необходимых и возможных мер предупреждения. Поэтому если родители или опекуны докажут, что не имели средств предупредить вредные действия малолетних или сумасшедших, то освобождаются от ответственности. Малолетний, действовавший по признанию суда с разумением, и несовершеннолетний во всяком случае отвечают сами своим имуществом за свои действия» .

———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2 // СПС «КонсультантПлюс».

При этом границы возраста малолетних детей устанавливались по-разному. Так, в силу ст. 213 Законов гражданских в «несовершеннолетии полагалось три возраста»: малолетними признавались дети в возрасте от рождения до 14 лет и от 14 до 17 лет. Статья 405 ГК РСФСР 1922 г. устанавливала, что за действия недееспособных, в том числе малолетних до 14 лет, несут ответственность лица, обязанные нести за ними надзор. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» на родителей и опекунов возлагалась ответственность за действия их детей, причинившие материальный ущерб.

———————————
Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1935. N 32. Ст. 252.

С 1964 г. до вступления в силу части первой ГК РФ возраст несовершеннолетних, за вред которых отвечали родители или опекуны, определялся границей в 15 лет. Согласно ст. 450 ГК РСФСР 1964 г. за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 15 лет, отвечают его родители или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний, не достигший 15 лет, причинил вред в то время, когда он состоял под надзором учебного заведения, воспитательного или лечебного учреждения, последние отвечают за этот вред, если не докажут, что вред возник не по их вине. Этими положениями ограничивалось определение ответственности по обязательствам из причинения вреда малолетними.

Это интересно:  Статья 104.3 ФЗ № 229-ФЗ Особенности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения

2. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило об ответственности законных представителей малолетнего. Данная норма конкретизирует положение п. 3 ст. 28 ГК РФ, согласно которому родители, усыновители или опекуны в соответствии с законом отвечают за вред, причиненный малолетними. Иные родственники, мачеха, отчим, фактические воспитатели не несут такой ответственности.

Родительская ответственность имеет в качестве основания кровное родство, которое определяется свидетельством о рождении ребенка. Данная ответственность возникает независимо от того, состоят ли родители ребенка в браке или ребенок родился вне брака либо брак расторгнут или признан недействительным, независимо от места жительства родителей и ребенка, способа установления отцовства (добровольного или принудительного). Родители, лишенные родительских прав, несут ответственность в течение трех лет с момента вступления решения суда в законную силу (см. комментарий к ст. 1075 ГК).

Ответственность усыновителей возникает на основе решения суда об установлении усыновления. Согласно ст. 137 СК РФ усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам). Таким образом, кровные родители не несут ответственность, если вред причинен после вступления решения суда об установлении усыновления в законную силу. Исключение составляют случаи усыновления ребенка одним лицом: личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина.

Порядок назначения и ответственность опекунов определяются не только ГК РФ, но также Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее — Закон об опеке). Опека в отношении несовершеннолетних граждан устанавливается в случаях, предусмотренных ГК РФ и СК РФ.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

Основанием возникновения отношений между опекуном и подопечным является акт органа опеки и попечительства о назначении опекуна. Кроме того, в качестве опекунов выступают и приемные родители (опека по договору о приемной семье), патронатные воспитатели (по договору о патронатной семье, патронате, патронатном воспитании в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации).

Нормы п. 1 комментируемой статьи распространяются на все формы опеки, в том числе временную, предварительную (ст. 12 Закона об опеке). При этом временное пребывание подопечного в образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, или иной организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в целях получения медицинских, социальных, образовательных или иных услуг либо в целях обеспечения временного проживания подопечного в течение периода, когда опекун по уважительным причинам не может исполнять свои обязанности в отношении подопечного, не прекращает права и обязанности опекуна в отношении подопечного (ч. 3 ст. 11 Закона об опеке). В то же время вред, причиненный несовершеннолетним гражданином в течение данного периода, когда орган опеки и попечительства временно исполнял обязанности опекуна, подлежит возмещению на условиях и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, т.е. образовательная организация, медицинская организация или иная организация, обязанные осуществлять надзор, либо лица, осуществлявшие надзор на основании договора, несут ответственность за причиненный вред, если не докажут, что вред причинен не по их вине при осуществлении надзора.

В случае если лицу, нуждающемуся в установлении над ним опеки или попечительства, не назначен опекун в течение месяца, исполнение обязанностей опекуна временно возлагается на орган опеки и попечительства по месту выявления лица, нуждающегося в установлении над ним опеки. В отношении несовершеннолетнего гражданина орган опеки и попечительства исполняет указанные обязанности со дня выявления факта отсутствия родительского попечения. Опекуны не назначаются лицам, помещенным под надзор в образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Исполнение обязанностей опекунов или попечителей возлагается на указанные организации. Это учтено в п. п. 2, 3 комментируемой статьи, которые не являются абсолютными новеллами части первой ГК РФ. Подобные нормы содержались в ст. ст. 653, 654, 686 Законов гражданских, которыми ответственность за преступления, проступки малолетних и деяния, не являющиеся преступлениями или проступками, возлагалась на «лиц, обязанных иметь надзор за этими малолетними». Помимо родителей ответственными могли быть признаны и иные лица, на которых была возложена обязанность по надзору, когда малолетний, причинивший вред, не «находился при родителях». При этом круг ответственных лиц не был определен исчерпывающим образом. Это были не только опекуны, но и лица, отвечавшие за надзор за малолетними в учебных, фабричных, ремесленных и иных заведениях (ст. ст. 12, 37, 38 т. XI ч. 2 Свода законов).

3. К организациям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, относятся образовательные организации (дом ребенка, детский дом, в том числе семейного типа, интернат), медицинские организации (больницы различного профиля, санатории), организации, оказывающие социальные услуги, и иные некоммерческие организации, если указанная деятельность не противоречит целям, ради которых они созданы. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 155.1 СК РФ организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обязаны обеспечить условия пребывания в них детей, отвечающие требованиям, установленным Правительством РФ. Организации, осуществляющие на 1 сентября 2008 г. деятельность по надзору за детьми, оставшимися без попечения родителей, сохраняют право заниматься указанной деятельностью впредь до установления Правительством РФ требований, указанных в абз. 2 п. 1 ст. 155.1 данного документа (п. 4 ст. 6 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 49-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» ).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1756.

Обязательным условием гражданско-правовой ответственности организаций является наличие государственной регистрации в качестве юридического лица. Такое положение подтверждается и судебной практикой .

———————————
См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 сентября 2002 г. N А21-495/02-С2 // СПС «КонсультантПлюс».

4. Ответственность родителей, усыновителей, опекунов, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, презюмируется. На них возлагается обязанность доказывания, что вред причинен не по их вине. Как показывает судебная практика, отсутствие вины родителей может иметь место в тех случаях, когда они в силу уважительных причин не участвовали в воспитании ребенка, например, служба в армии, длительная командировка, тяжелая болезнь, препятствующая участию в воспитании, и т.д. В отличие от лиц, указанных в п. п. 1, 2 комментируемой статьи, если ребенок временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эти лица должны доказать лишь отсутствие вины при осуществлении надзора, а не при воспитании ребенка.

5. Лица, указанные в комментируемой статье, несут ответственность за свою вину, а не за вину малолетних. При этом под виной родителей или опекунов и попечителей, влекущей ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» (утратило силу), предлагалось понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.).

Под виной учебных, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда.

Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка.

Действующее законодательство не содержит понятия вины. При ее определении подлежат применению нормы п. 1 ст. 401 ГК РФ, согласно которым лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

6. Комментируемая статья не исключает возможности возложения ответственности одновременно как на родителей, усыновителей, опекунов, так и на лиц, упомянутых в п. п. 2, 3 комментируемой статьи. Согласно п. 4 ст. 1081 ГК РФ лица, возместившие вред по основаниям, указанным в ст. ст. 1073 — 1076 настоящего Кодекса, не имеют права регресса к лицу, причинившему вред. Таким образом, по достижении ребенком возраста 14 лет вышеназванные лица не могут взыскать с него причиненный вред в порядке регресса.

7. На практике возникает немало проблем при определении соотношения норм п. п. 1 — 3 комментируемой статьи. Судебная практика при рассмотрении дел о причинении вреда малолетним во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, исходит из приоритета обязанности доказывания отсутствия вины при осуществлении надзора со стороны указанных лиц, а не родителей или иных законных представителей. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 65-Вп99-8 указано на приоритет п. 3 ст. 1073 ГК РФ: «Возлагая на родителей Р. в соответствии с ч. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность возместить вред, причиненный их малолетним сыном, суд в решении указал на то, что ответчики не доказали отсутствия их вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в ИДН и не являющегося, по мнению суда, законопослушным.

Применение судом п. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела правильным быть признано не может потому, что в соответствии с п. 3 той же ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

Судом при рассмотрении дела было с достоверностью установлено, что вред здоровью дочери истицы малолетний Р. причинил во время школьных занятий, то есть в то время, когда он находился под надзором средней общеобразовательной школы, которая должна была осуществлять этот надзор надлежащим образом.

От ответственности за вред, причиненный малолетними учениками во время школьных занятий, школа могла быть освобождена только в том случае, если бы в суде она доказала, что вред возник не по ее вине в осуществлении надзора. Только в этом случае мог бы быть поставлен вопрос об ответственности родителей малолетнего причинителя вреда» .

8. В абз. 2 п. 4 комментируемой статьи установлено правило «о богатом ребенке», которое было известно и дореволюционному законодательству. Так, в ст. 686 Свода законов Российской империи говорилось об ответственности малолетних, живущих при родителях или других лицах, обязанных иметь за ними надзор. Если окажется, что эти лица, имея все средства к надзору, своим небрежением допустили малолетнего до действия, от коего последовал вред, то они и обязаны отвечать за вред; если же окажется, что они не имели средств к предупреждению такого действия, то убытки взыскиваются с имения малолетнего. Как отмечал К.П. Победоносцев, закон не различал, с разумением или без разумения действовал малолетний .

———————————
См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства // СПС «КонсультантПлюс».

9. Основаниями для возмещения вреда за счет имущества причинителя вреда являются обстоятельства, при которых:

1) вред причинен жизни или здоровью, т.е. потерпевшим может быть только физическое лицо;

2) родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в п. 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда;

3) причинитель вреда стал полностью дееспособным, достигнув 18 лет, либо при вступлении в брак, либо в результате эмансипации;

Это интересно:  Статья 109 АПК РФ. Выплата денежных сумм, причитающихся экспертам, специалистам, свидетелям и переводчикам

4) причинитель вреда обладает такими средствами независимо от оснований их приобретения (получение имущества по наследству, в порядке дарения, доходы от трудовой, предпринимательской и иной деятельности и по другим основаниям);

5) вред возмещается по решению суда.

Суд учитывает имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда, а также другие обстоятельства (например, семейное положение потерпевшего и др.).

10. Понятие «вред» в комментируемой статье рассматривается в широком смысле и включает в себя любые неблагоприятные последствия правонарушения, в том числе неблагоприятные последствия в отношении как имущественных, так и личных неимущественных прав применительно и к физическим, и к юридическим лицам, в том числе реальный ущерб и упущенную выгоду, вред имуществу, вред жизни, здоровью, моральный вред и др.

Статья 1073 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет

1. За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

2. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

3. Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

4. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Комментарии к ст. 1073 ГК РФ

1. Статья воспроизводит правила, имевшиеся в ст. 450 ГК 1964 г., и содержит ряд новелл. Главная из них состоит в том, что при определенных обстоятельствах малолетний причинитель вреда по достижении полной дееспособности может стать субъектом ответственности (абз. 2 п. 4 ст. 1073).

2. Согласно ГК 1964 г. малолетними признавались лица в возрасте до 15 лет, сейчас — до 14 лет. Малолетние признаются неделиктоспособными и, следовательно, не могут быть субъектами ответственности.

Ответственными за вред считаются: а) законные представители — родители (усыновители) или опекуны (граждане или воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты и др. аналогичные учреждения, являющиеся в силу ст. 35 ГК опекунами), б) образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, под надзором которых малолетние находились в момент причинения вреда, а также лица, осуществляющие надзор за ними на основании договора. Для возложения ответственности необходимо, чтобы между действиями малолетних и вредом имелась причинная связь.

3. Независимо от того, живут ли родители совместно либо раздельно, ответственными за малолетних являются оба родителя, поскольку и тот и другой несут обязанности в отношении своего ребенка. Родители отвечают по принципу равной долевой ответственности, установленной в ст. 321 ГК. Однако родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ N 3).

4. Законные представители малолетних отвечают, если не докажут, что вред возник не по их вине. Под виной законных представителей, влекущей ответственность за вред, причиненный малолетним, следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п. (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ N 3)).

5. В п. 3 ст. 1073 говорится о таких образовательных, воспитательных, лечебных или иных учреждениях, а также о лицах, деятельность которых предполагает временное систематическое или периодическое пребывание под их контролем. К таковым, к примеру, относятся государственные частные школы, оздоровительные лагеря, больницы, а также лица, с которыми заключен договор о частном воспитании и обучении ребенка, и т.п.

Субъекты, указанные в данной норме, несут ответственность за малолетних, если не докажут, что вред возник не по их вине. Под виной этих субъектов понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ N 3).

6. Различные критерии ответственности законных представителей (п. п. 1 и 2 ст. 1073) и лиц, обязанных осуществлять надзор (п. 3 ст. 1073), указывают, что допустима одновременная ответственность и тех и других за причинение вреда малолетним. Если будет доказано, что причинение вреда имело место как по вине законных представителей, так и по вине лиц, осуществляющих надзор, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от вины каждого.

Принцип долевой ответственности должен применяться и в случае причинения вреда несколькими малолетними, происходящими от разных родителей и (или) находящимися под опекой разных лиц.

7. Ответственность лиц, указанных в п. п. 1, 2 и 3 ст. 1073, — это ответственность за свою собственную вину. Поэтому их обязанность по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением последним полной дееспособности. По этому же основанию они лишены права регрессного требования к малолетнему причинителю вреда по достижении им полной дееспособности (п. 4 ст. 1081 ГК).

8. Причинитель вреда, ответственность за которого в силу его малолетнего возраста была возложена на юридическое лицо, по достижении полной дееспособности не отвечает за причиненный им ущерб. В отличие от этого причинитель вреда жизни и здоровью, ответственность за действия которого несут (несли) его родители или другие граждане и который стал полностью дееспособным, может отвечать при наличии совокупности обстоятельств, указанных в п. 4 ст. 1073 (смерти родителя или других граждан, отсутствие у названных лиц достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего, обладания такими средствами самим причинителем и др.).

С иском в суд о возложении такой ответственности может обратиться как потерпевший, так и гражданин, несущий ответственность за действия малолетнего и не имеющий достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего. Суд вправе с учетом установленных обстоятельств возложить обязанность по возмещению вреда: а) на причинителя полностью; б) либо на причинителя и субъекта ответственности по принципу долевой ответственности.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2018 г. N 37-П город Санкт-Петербург по делу о проверке конституционности части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки О.А. Третьяковой»

Документ является поправкой к

Комментарии Российской Газеты

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47 1 , 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки О.А.Третьяковой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.М.Жарковой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Согласно части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации федеральными законами, учредительными документами организации на членов коллегиального исполнительного органа организации, заключивших трудовой договор, могут распространяться особенности регулирования труда, установленные главой 43 «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» данного Кодекса для руководителя организации.

Оспаривающая конституционность приведенного законоположения гражданка О.А.Третьякова с 2008 года на основании трудового договора работала в должности начальника финансово-аналитического отдела кредитной организации «Акционерное общество Коммерческий банк «РУБанк». В июле 2011 года на заседании его наблюдательного совета О.А.Третьякова была назначена на должность члена правления РУБанка и на нее возложено курирование вопросов по утверждению лимитов по банковским рискам.

Приказом Банка России от 22 августа 2016 года у РУБанка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, а 25 августа 2016 года О.А.Третьяковой было вручено уведомление руководителя назначенной Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, в котором указывалось, что в связи с сокращением должности начальника финансово-аналитического отдела, которую она занимает, трудовой договор с ней будет расторгнут 28 ноября 2016 года по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 25 октября 2016 года РУБанк признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, полномочия его временной администрации и иных органов управления прекращены. Приказом представителя конкурсного управляющего от 31 октября 2016 года О.А.Третьякова как член правления РУБанка была уволена по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Ленинский районный суд города Ростова-на-Дону решением от 7 февраля 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 17 апреля 2017 года, отказал в удовлетворении исковых требований О.А.Третьяковой о признании приказа о ее увольнении незаконным, изменении даты и формулировки основания увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и выходного пособия, предусмотренного при увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда. При этом суды со ссылкой на часть первую статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации указали, что О.А.Третьякова могла быть уволена по пункту 1 статьи 278 данного Кодекса, поскольку являлась членом правления РУБанка — коллегиального исполнительного органа кредитной организации, и оценили как не имеющие правового значения доводы заявительницы о том, что трудовой договор о выполнении ею трудовой функции члена правления РУБанка с ней не заключался, приказ о ее назначении в порядке совмещения должностей или внутреннего совместительства на эту должность не издавался, заработная плата как члену правления ей не начислялась.

Определением судьи Ростовского областного суда от 23 июня 2017 года и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 августа 2017 года О.А.Третьяковой отказано в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Об отсутствии оснований для несогласия с таким отказом она уведомлена письмом заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 года.

Нарушение оспариваемым законоположением своих прав, гарантированных статьями 1 (часть 1), 2, 6 (часть 2), 7, 15 (часть 1), 17 (части 1 и 2), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 37 (части 1, 3 и 5), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, гражданка О.А.Третьякова усматривает в том, что оно, позволяя увольнять по основанию, предусмотренному для руководителя организации, работников, являющихся одновременно членами коллегиального исполнительного органа этой организации без заключения соответствующего трудового договора и не получающих денежного вознаграждения за участие в его работе, лишает таких работников гарантий при увольнении в связи с сокращением штата, что приводит к несоразмерному ограничению их прав.

Таким образом, с учетом требований статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», часть первая статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на ее основании решается вопрос об увольнении работника акционерного общества — кредитной организации, осуществляющего наряду с выполнением трудовых обязанностей руководителя структурного подразделения данной организации функции члена ее коллегиального исполнительного органа без заключения трудового договора, по основанию, предусмотренному Трудовым кодексом Российской Федерации для руководителя организации.

2. Согласно Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1).

В сфере трудовых отношений свобода труда проявляется прежде всего в его договорном характере. Именно в рамках трудового договора на основе соглашения гражданина и работодателя решается вопрос о работе по той или иной профессии, специальности, квалификации или должности. Соответственно, правовое положение работника в значительной степени определяется той трудовой функцией, которую он выполняет (должностью, которую он занимает), а различия прав и обязанностей работников, равно как и прав и обязанностей работодателей по отношению к ним, по смыслу правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 1999 года N 19-П, должны устанавливаться законом с учетом специфики выполняемой функции, в том числе связанной с замещаемой должностью, и исходя из общих требований, вытекающих из статьи 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, т.е. быть оправданными, обоснованными и отвечать конституционно значимым целям.

Это интересно:  Статья 199 АПК РФ. Требования к заявлению о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными

При соблюдении этих требований введение для лиц, заключивших трудовой договор о выполнении работы определенного рода и по определенной должности, особых правил, в частности касающихся прекращения трудовых правоотношений, которые обусловлены характером возложенных на них обязанностей в рамках разделения труда в организации, у индивидуального предпринимателя, не вступает в противоречие с конституционными предписаниями.

Так, местом и ролью в механизме управления организацией обусловлен правовой статус ее руководителя как единоличного исполнительного органа организации. Поскольку именно руководитель в силу заключенного трудового договора в установленном порядке реализует права и обязанности организации — юридического лица как участника гражданского оборота, включая полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом, а также права и обязанности работодателя в трудовых и иных непосредственно связанных с трудовыми отношениях с работниками, организует управление производственным процессом и совместным трудом, от качества его работы во многом зависят соответствие результатов деятельности организации целям, ради достижения которых она создавалась, сохранность ее имущества, а зачастую и само ее существование.

Соответственно, федеральный законодатель, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 15 марта 2005 года N 3-П, вправе, исходя из объективно существующих особенностей характера и содержания труда руководителя организации, выполняемой им трудовой функции, предусматривать особые правила расторжения с ним трудового договора, что не может расцениваться ни как нарушение права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации), ни как нарушение гарантированного статьей 19 Конституции Российской Федерации равенства всех перед законом и судом и равенства прав и свобод человека и гражданина.

Что касается распространения особенностей правового регулирования труда руководителя организации, в том числе дополнительных оснований увольнения, на другие категории работников, то оно может осуществляться на основе признаков схожести содержания их трудовой деятельности и выполняемых обязанностей.

3. В силу части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации особенности регулирования труда, установленные для руководителя организации, могут распространяться на членов ее коллегиального исполнительного органа, заключивших трудовой договор, если это вытекает из положений федеральных законов, учредительных документов организации.

Само по себе предоставление такой возможности согласуется как с дискреционными полномочиями федерального законодателя по определению правового положения, включая внутреннее устройство, юридических лиц отдельных организационно-правовых форм, видов и типов, а также юридических лиц, созданных для осуществления деятельности в определенных сферах (пункт 4 статьи 49 ГК Российской Федерации), так и с правами их учредителей (участников, членов) по утверждению и изменению устава, иных внутренних документов (пункты 1 и 5 статьи 52, абзац второй пункта 1 статьи 65 2 ГК Российской Федерации), детализирующих соответствующие законоположения с учетом целей, сфер и направлений деятельности конкретного юридического лица, соображений экономической и организационной целесообразности.

В частности, органами управления кредитной организации, созданной в организационно-правовой форме акционерного общества, наряду с общим собранием ее учредителей (участников) являются совет директоров (наблюдательный совет), единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган; текущее руководство деятельностью кредитной организации осуществляется ее единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполнительным органом (части первая и вторая статьи 11 1 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности»); при этом в силу пункта 1 статьи 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» функции председателя коллегиального исполнительного органа акционерного общества — кредитной организации (правления, дирекции) возлагаются на лицо, осуществляющее функции ее единоличного исполнительного органа (директора, генерального директора).

Гражданский кодекс Российской Федерации обязывает лиц, осуществляющих функции членов коллегиального исполнительного органа и функции единоличного исполнительного органа юридического лица, действовать добросовестно и разумно в интересах данного юридического лица (пункт 3 статьи 53) и возлагает на этих лиц ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу по их вине (статья 53 1 ). Соответственно, деятельность членов коллегиального исполнительного органа кредитной организации, функции которых фактически заключаются в участии наряду с его председателем как единоличным исполнительным органом данной организации в принятии решений по наиболее значимым вопросам текущей, прежде всего финансовой, деятельности, может быть по своим задачам, характеру и влиянию на ее результаты сопоставима с деятельностью единоличного исполнительного органа.

3.2. Федеральными законами, как следует из положений пункта 4 статьи 49, пунктов 1 и 4 статьи 53 ГК Российской Федерации, могут устанавливаться также особенности порядка формирования коллегиальных исполнительных органов юридического лица конкретной организационно-правовой формы и особенности правового положения членов его коллегиального исполнительного органа, включая определение правовых оснований осуществления ими соответствующих функций. Так, согласно пункту 3 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» образование исполнительных органов акционерного общества (в том числе являющегося кредитной организацией) и досрочное прекращение их полномочий осуществляются по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества; права и обязанности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) по осуществлению руководства текущей деятельностью общества определяются данным Федеральным законом, иными правовыми актами Российской Федерации и договором, заключаемым каждым из них с обществом; договор от имени общества подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным советом директоров (наблюдательным советом) общества. Регламентируя особенности правового положения кредитных организаций, Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» предусматривает обязательное уведомление Банка России при избрании (назначении) лиц, осуществляющих функции членов коллегиального исполнительного органа кредитной организации, и требования к кандидатурам на соответствующие должности (статья 11 1 ).

В силу приведенных законоположений во взаимосвязи с подпунктом 8 пункта 1 статьи 48 и подпунктом 9 пункта 1 статьи 65 Федерального закона «Об акционерных обществах» члены коллегиального исполнительного органа кредитной организации выполняют функции по управлению организацией на основании решения компетентного органа об их избрании (назначении), а права и обязанности этих лиц определяются в том числе заключенным с ней договором, каковым, как следует из части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации, может быть трудовой договор. В случае его заключения трудовая по своей правовой природе деятельность членов коллегиального исполнительного органа кредитной организации по своим задачам, характеру и влиянию на результаты ее финансовой деятельности сопоставима с деятельностью единоличного исполнительного органа (руководителя) данной организации. Именно для подобных ситуаций часть первая статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации, по ее буквальному смыслу, предусматривает возможность распространения федеральным законом или учредительными документами организации на членов ее коллегиального исполнительного органа особенностей регулирования труда, установленных главой 43 данного Кодекса для руководителя организации.

3.3. По сложившемуся обыкновению, заключение трудового договора с лицом, избранным (назначенным) решением компетентного органа управления кредитной организации членом ее коллегиального исполнительного органа, не рассматривается в качестве обязательного условия исполнения им обязанностей по этой должности, — как показывает практика, первостепенное значение при определении правового положения такого работника придается соответствующему решению компетентного органа управления организации.

Между тем необходимо учитывать, что трудовая деятельность работников производится в установленное для них рабочее время и связана с теми полномочиями и обязанностями, которые возложены на них по занимаемой в соответствии с трудовым договором должности. Работник же организации, введенный в состав ее коллегиального исполнительного органа (как правило, это работники, занимающие руководящие должности главных специалистов или руководителей структурных подразделений) без заключения соответствующего трудового договора (по основному месту работы или по совместительству), осуществляет управленческую деятельность наряду с работой по основной должности, которую он продолжает занимать. При этом его правовое положение в трудовых отношениях не претерпевает существенных изменений, а функции члена коллегиального исполнительного органа осуществляются им в дополнение к трудовым обязанностям.

3.4. В соответствии с правовыми позициями, выраженными Конституционным Судом Российской Федерации в ряде постановлений, в том числе от 27 декабря 1999 года N 19-П и от 15 марта 2005 года N 3-П, конституционный принцип равенства не препятствует федеральному законодателю при осуществлении регулирования и защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере труда, определении их основного содержания, а также гарантий реализации предусматривать различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям; при этом различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий должны быть основаны на специфических требованиях определенной работы, — только в этом случае они являются оправданными, не считаются дискриминацией и не приводят к нарушению принципа справедливости.

Поскольку, по смыслу приведенных правовых позиций, специфика выполняемой работы, являющаяся одним из оснований для установления различий в правовом положении работников, определяется в том числе занимаемой должностью, руководитель структурного подразделения организации, на которого наряду с работой по этой должности в силу решения ее компетентного органа возложены функции члена коллегиального исполнительного органа данной организации без заключения соответствующего трудового договора, по своему положению в сфере трудовых отношений не может быть приравнен к лицу, осуществляющему в качестве члена коллегиального исполнительного органа юридического лица управленческую деятельность на основании трудового договора. Его правовой статус, включая основания, порядок и условия увольнения, должен определяться занимаемой по трудовому договору должностью руководителя структурного подразделения организации и свойственными ей обязанностями и ответственностью, — иное означало бы возложение на него необоснованных обременении, установленных для руководителя организации в связи с особой значимостью выполняемой им трудовой функции.

Следовательно, распространение особенностей увольнения руководителя организации на работника, занимающего должность руководителя структурного подразделения акционерного общества — кредитной организации, который наряду с выполнением обязанностей по трудовому договору осуществляет функции члена коллегиального исполнительного органа данной организации на основании решения ее компетентного органа о его избрании (назначении) без заключения трудового договора, приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав такого работника и вступало бы в противоречие с конституционными принципами справедливости, равенства и соразмерности. Данный вывод в полной мере применим к случаям увольнения работника, занимающего должность руководителя структурного подразделения акционерного общества — кредитной организации, по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 47 1 , 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать часть первую статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку содержащееся в ней положение — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — не предполагает возможность увольнения по основаниям, предусмотренным данным Кодексом для руководителя организации, работника, занимающего должность руководителя структурного подразделения акционерного общества — кредитной организации и осуществляющего наряду с выполнением возложенных на него трудовым договором обязанностей по данной должности функции члена коллегиального исполнительного органа этой организации на основании решения ее компетентного органа о его избрании (назначении) без заключения соответствующего трудового договора.

2. Выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

3. Правоприменительные решения по делу гражданки Третьяковой Ольги Анатольевны, вынесенные на основании части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд Российской Федерации

Статья написана по материалам сайтов: www.gk-rf.ru, gkodeksrf.ru, stgkrf.ru, rulaws.ru, rg.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector