+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 383 ГК РФ. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Содержание

Комментарий к Ст. 383 ГК РФ

1. В комментируемой статье предусмотрены ограничения на уступку прав. Данная норма не нова. ГК РСФСР 1922 г. и 1964 г. также устанавливали определенные ограничения. Так, в соответствии со ст. 124 ГК РСФСР 1922 г. уступка требования кредитором другому лицу допускалась, поскольку она не противоречила закону или договору или поскольку требование не было связано с личностью кредитора. Должник должен был быть уведомлен об уступке требования и до уведомления вправе чинить исполнение прежнему кредитору.

В ст. 211 ГК РСФСР 1964 г. прямо запрещалась уступка требования о возмещении вреда, вызванного повреждением здоровья или причинением смерти.

2. Норма комментируемой статьи рассматривалась Конституционным Судом РФ, поскольку в жалобе в Суд оспаривалась ее конституционность в соотношении с положениями ст. 1112 ГК РФ о том, что в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается.

По мнению заявителя, указанные нормы, ограничивая переход по наследству имущественных прав, нарушают его права, гарантированные ст. 10, ч. 1 ст. 19, ч. 4 ст. 35 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Однако Конституционный Суд РФ отказал в принятии жалобы, ссылаясь на то, что само по себе конституционное право наследования не порождает у гражданина прав в отношении конкретного наследства.

3. Относительно уступки отдельных видов прав в судебной практике нередко возникают споры. Так, Определением Верховного Суда РФ от 7 ноября 2008 г. N 22-В08-13 было отказано в удовлетворении иска о перерасчете суммы возмещения вреда в связи со смертью кормильца, во взыскании задолженности по страховым выплатам отказано, так как право на получение страховых выплат, равно как и на их перерасчет, нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, имеют только тогда, когда страховым случаем является смерть застрахованного. В том случае, если вред был причинен в связи с профессиональным заболеванием и инвалидность была установлена, работник от работодателя получал выплаты по возмещению вреда здоровью, смерть потерпевшего не является новой датой причинения вреда, т.е. наступления страхового случая. Право на получение возмещения вреда было реализовано самим работником (застрахованным), и к его наследникам или иждивенцам право на получение этих сумм также не перешло в силу указания на это комментируемой статьей.

К иным правам, которые не могут переходить к другим лицам, относится например, право на заключение договора аренды земельного участка, полученное по результатам аукциона.

Право требования компенсации морального вреда неразрывно связано с личностью потерпевшего, и в соответствии с комментируемой статьей переход к другому лицу таких прав не допускается даже на стадии исполнения решения .

———————————
См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» // Бюллетень ВС РФ. 2003. N 6.

Не могут переходить по договору цессии регрессные требования, право преимущественной покупки доли в праве общей долевой собственности, право арендатора по договору проката и др.

Законодательство не содержит запрета на уступку права (требования), полученного на основании ст. 965 ГК РФ (суброгация) .

Соглашение об уступке права, которое не может переходить другим лицам, в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным.

4. С материально-правовым правопреемством неразрывно связано и процессуальное. Если не допускается материальное правопреемство, в частности по договору цессии, то и процессуальное правопреемство исключается .

———————————
См.: п. 6 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г., 14 июня 2006 г. «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года» // Бюллетень ВС РФ. 2006. N 9.

Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Комментарий к статье 383 Гражданского Кодекса РФ

1. Статья исчерпывающим образом не определяет круг требований, которые не могут переуступаться. Она запрещает только уступку требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Например, нельзя переуступать права по авторским договорам, кроме денежных требований, т.к. ни автор, ни издательство не могут быть заменены без согласия другой стороны. Однако возможна передача прав, основанных на промышленной собственности. Согласно ст. 10 Патентного закона патентообладатель вправе уступить полученный патент любому физическому или юридическому лицу (п. 5). В силу ст. 13 этого же Закона права на использование охраняемого объекта промышленной собственности предоставляются другому лицу на основе лицензионного договора в объеме, предусмотренном договором.

Не могут передаваться права, основанные на членстве в организациях, личные неимущественные права и нематериальные блага (см. ст. 150 и коммент. к ней). Так как уступка возможна только в отношении прав требований, не могут быть уступлены права, которые не являются обязательственными, в частности право собственности (в т.ч. на акции), другие вещные права, исключительные права.

2. Непередаваемость прав может быть основана на специальной норме закона. Согласно ст. 161 УАТ, ст. 404 КТМ передача права на предъявление претензий и исков к транспортной организации возможна только во взаимоотношениях между грузоотправителем и грузополучателем и в некоторых других случаях. Специальные правила ГК установлены для договоров финансирования под уступку денежных требований (гл. 43 ГК) и в некоторых других случаях (ст. 250, 589, 631 ГК). По конкретному делу об уступке права требования санкций за потребленную электроэнергию гражданину Президиум ВАС РФ отменил решение судов, указал, что они не учли особенностей предмета уступки. Согласно Постановлению Правительства РФ продажу электроэнергии осуществляют только юридические лица (Вестник ВАС РФ, 2003, N 4, с. 54).

Это интересно:  Статья 15.12 КоАП РФ. Производство или продажа товаров и продукции, в отношении которых установлены требования по маркировке и (или) нанесению информации, без соответствующей маркировки..

Права и обязанности страховщика по договору страхования не могут быть переданы другому лицу. Однако по конкретному делу ВАС РФ признал действительным договор страховщика, который уступил свое право на получение уже взысканных судом денежных средств по исполнительному листу другому лицу, т.к. право получения денежных средств в данном случае не связано с обязательством по договору страхования (Вестник ВАС РФ, 2000, N 12, с. 26).

Аналогичное решение принято ВАС РФ по другому делу, когда согласно договору об уступке требований организация уступила право требования с ответчика части задолженности.

ВАС РФ признал, что, хотя действие основного договора не прекратилось, т.к. ответчик обязан до конца года выполнять свои обязательства перед первоначальным кредитором, сделка по уступке требования по оплате газа за определенный период действительна. При этом ВАС РФ отметил, что уступка требования, возникшая в рамках длящихся договорных обязательств, возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением. Такая уступка не противоречит требованиям гл. 24 ГК (Вестник ВАС РФ, 2001, N 1, с. 54).

Другой комментарий к статье 383 ГК РФ

В комментируемой статье устанавливаются случаи запрета уступки требования — когда само требование неразрывно связано с личностью кредитора. К этой же группе требований следует отнести требования, связанные с личными неимущественными правами авторов произведений литературы, науки и искусства.

Очевидно, что стороны договора могут исключить уступку требований, что нередко встречается в договорной практике.

В некоторых случаях закон устанавливает запрет передачи прав третьему лицу. Например, ст. 404 КТМ Передача права на предъявление претензий и исков» устанавливает, что передача такого права другим организациям или гражданам не допускается за несколькими исключениями (см. коммент. к ст. 382).

Статья 383 ГК РФ. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Комментарий к статье 383

(а) Права, упомянутые в ст. 383 ГК РФ, вообще необоротоспособны. Они не могут перейти к другому лицу не только на основании цессии, но и в силу закона (например, в порядке наследования или суброгации).
Сама теоретическая возможность ограничения оборотоспособности тех или иных обязательственных прав не вызывает возражений. Но, как и для любого такого ограничения оборота, в пользу него должны быть выдвинуты очень серьезные политико-правовые аргументы. Обоснованность жесткого запрета на переход указанных в комментируемой статье алиментных требований и права кредитора на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, вызывает ряд вопросов. И если запрет на уступку таких прав представляется спорным, но как минимум обсуждаемым, жесткое ограничение перехода таких прав в порядке наследования выглядит сомнительным. Например, трудно объяснить, почему родственники не могут получить в порядке наследования требования к лицу, причинившему вред здоровью наследодателя, о возмещении понесенных расходов (вероятнее всего, из семейных средств) на его лечение. Запрет на правопреемство приводит к нелогичному выводу о том, что делинквент выигрывает от того, что его жертва умирает в результате причинения вреда здоровью. Также непонятно, почему не переходят к наследникам требования об уплате уже начисленных алиментов. Нет веских оснований для запрета перехода в порядке наследования тех требований об уплате алиментов, которые уже возникли и подлежали удовлетворению к моменту смерти наследодателя-кредитора.
В целом законодательное регулирование данной правовой ситуации достаточно непоследовательно. С одной стороны, в ст. 1112 ГК РФ установлен запрет на переход строго личных требований (включая требования по алиментам и возмещению вреда жизни и здоровью) в порядке наследования. С другой стороны, в ст. 1183 ГК РФ допускается наследование требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и уплате алиментов в виде начисленных, но не выплаченных к моменту смерти наследодателя средств на его существование (п. 68 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9).
(б) В российской судебной практике в целом наметился подход, согласно которому сумма долга по обязательству, неразрывно связанному с личностью кредитора, в случае ее «созревания» к моменту перехода оказывается в той или иной степени оборотоспособной. Хотя на уровне высших судов такие правовые позиции в отношении уступки еще не сформированы, применительно к наследованию есть ряд важных разъяснений ВС РФ.
Так, в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 указывается: «Учитывая, что в силу части второй статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, не входит в состав наследства, его наследники вправе обращаться с самостоятельными исками в суд либо вступать в процесс в порядке процессуального правопреемства (статья 44 ГПК) лишь по требованиям о взыскании фактически начисленных потерпевшему в счет возмещения вреда, но не выплаченных ему при жизни сумм». Иначе говоря, по мнению Суда, суммы, не выплаченные в счет возмещения вреда жизни или здоровью до смерти наследодателя, вопреки ст. 1112 ГК РФ переходят по наследству. Сама ст. 1112 ГК РФ, видимо, по мнению Суда, затрагивает только суммы, начисление которых не произошло к моменту смерти наследодателя (например, ежемесячные начисления в связи с утратой трудоспособности).
Похожий вывод был сделан ранее ВС РФ в отношении обязательств по возмещению морального вреда. Суд посчитал, что присуждение суммы морального вреда приводит к своего рода разрыву тесной связи права кредитора с его личностью, и такое требование входит в наследственную массу кредитора (см. п. 2 Обзора судебной практики ВС РФ «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам»).
В настоящее время контуры этой доктрины в полной мере еще не очерчены. В частности, не вполне ясно, происходит ли такой разрыв личной связи только в случае, когда речь идет об уже начисленном и просроченном долге, подтвержденном судебным актом (например, по выплате алиментов за предшествующие периоды или возмещению вреда здоровью в виде компенсации понесенных расходов на лечение), или ключевую роль играет не столько судебное решение, сколько сам факт «созревания» обязательств к моменту смерти наследодателя. Пункт 5 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 недвусмысленно указывает на то, что вынесение судебного акта не имеет определяющего значения, в то время как упомянутый выше п. 2 Обзора судебной практики ВС РФ 2003 г. акцентирует внимание именно на присуждении указанных сумм.
Также неочевидно, готова ли судебная практика идти дальше и допустить в отношении права на как минимум «созревший» (и, возможно, подтвержденный судебным актом) долг по алиментным обязательствам, а также по обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда жизни или здоровью, не только универсальное правопреемство при смерти кредитора, но и уступку на основании сделки. Этот вариант заслуживает обсуждения, так как нередко наличие у кредитора по таким обязательствам исполнительного листа отнюдь не гарантирует ему получение от должника исполнения, а поиск имущества должника и, возможно, сопровождение процедур банкротства должника может быть не по силам кредитору. В такого рода ситуациях возможность уступки такого требования третьему лицу с тем или иным дисконтом может быть для кредитора единственным выходом.
В итоге можно констатировать, что вопрос о том, какова реальная сфера действия указанного в комментируемый статье запрета на переход прав на взыскание алиментов и возмещение вреда жизни и здоровью, имеет дискуссионный характер.
(в) Комментируемая норма сформулирована как явно выраженный императивный запрет. Поэтому уступка, противоречащая такому запрету, ничтожна в силу п. 2 ст. 168 ГК РФ (п. 76 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25). При этом ничтожными будут как само распоряжение, так и договор, на основании которого происходит уступка, поскольку цессионарий не мог не знать о том, что предмет договора явно противоречит закону.
(г) Можно ли допустить переход указанных в статье обязательственных прав при наличии согласия на то самого должника? В норме говорится о неразрывной связи соответствующего обязательственного права и личности кредитора. Но что это значит? Если под неразрывной связью понимается особое значение личности кредитора для наличия обязательства, то цель нормы состоит в защите интересов именно должника. В таком случае при наличии согласия должника переход таких прав возможен. Если цель нормы состоит в тотальном запрете перехода данных требований вопреки воле всех заинтересованных лиц, то правопреемство невозможно и при наличии согласия должника.
Судя по всему, воля законодателя состояла именно в установлении жесткого запрета. Кредитор по обязательству по возмещению вреда жизни и здоровью или алиментному обязательству лишен возможности к выгоде для себя уступить такие права третьим лицам. На это указывает сама безапелляционная редакция данной нормы, а также косвенно наличие в ГК РФ п. 2 ст. 388, согласно которому уступка права по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, вполне возможна, если на то есть согласие должника. Иначе говоря, закон различает права, неразрывно связанные с личностью кредитора (комментируемая статья), и права, в которых личность кредитора имеет существенное значение (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Первые абсолютно необоротоспособны, в отношении вторых установлен относительный запрет, который может быть преодолен согласием должника. Это жесткое решение может вызывать политико-правовые сомнения, но вряд ли его можно игнорировать в условиях действующего законодательства. Более либеральное решение рассматриваемой проблемы предложено в международных источниках. Так, Модельные правила европейского частного права запрещают цессию в тех случаях, когда в силу существа исполнения или отношений с должником и кредитором от должника нельзя разумно требовать предоставления исполнения кому-либо, кроме кредитора (п. 1 ст. III.-5:109). Однако в отличие от строго императивной ст. 383 ГК РФ Модельные правила европейского частного права допускают переход даже таких связанных с личностью кредитора прав в случае получения согласия должника.
(д) Ключевым элементом комментируемой статьи является критерий неразрывной связи обязательства с личностью кредитора. Те обязательственные требования, которые упомянуты в ст. 383 ГК РФ (обязательства по выплате алиментов и обязательства по возмещению вреда жизни и здоровью), в силу прямого указания закона представляют собой лишь примеры необоротоспособных требований. Соответственно, при применении комментируемой статьи к иным случаям основное значение будет иметь определение наличия или отсутствия неразрывной связи обязательства с личностью кредитора. Например, суды констатируют наличие такой неразрывной связи с личностью кредитора в обязательствах о возмещении морального вреда (см. п. 2 Обзора судебной практики ВС РФ «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам»).
Как видим, данный критерий имеет оценочный характер, а это означает, что представления участников гражданского оборота о наличии или отсутствии неразрывной связи обязательства с личностью кредитора могут быть разными. Соответственно, закрепленный в данной норме оценочный критерий не устраняет юридические риски: в случае спора суд может не согласиться с мнением той или иной стороны и, воспользовавшись своим усмотрением, прийти к неожиданному выводу о том, насколько тесно конкретное обязательство связано с личностью кредитора и, соответственно, действительна ли уступка требования в рамках такого обязательства. К сожалению, стабильная и четкая практика применения комментируемой статьи пока не сформировалась.
(е) Может ли служить доказательством неразрывной связи обязательства с личностью кредитора тот факт, что договор запрещает уступку? Ответ должен быть отрицательным. По вопросу о последствиях нарушения договорного запрета на уступку см. комментарий к п. 2 ст. 382, а также п. 3 ст. 388 ГК РФ. Норма комментируемой статьи связывает жесткий запрет на переход права с объективной характеристикой обязательства, а не с произвольным решением сторон ограничить уступку.

Это интересно:  Статья 189.16 закона о банкротстве

Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Комментарий к статье 383

В комментируемой статье в рамках определения прав, которые не могут переходить к другим лицам, установлен запрет перехода к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. В качестве частного случая таких прав указаны требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Точно такое же регулирование содержалось в данной статье в прежней (первоначальной) редакции, т.е. до внесения изменений Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ. До принятия части первой ГК РФ подобные положения, но без упоминания требований об алиментах, устанавливались в ч. 1 п. 1 ст. 69 ОГЗ СССР и в ч. 1 и 2 ст. 211 ГК РСФСР.

В соответствии с ч. 2 ст. 1112 части третьей ГК РФ права (как и обязанности), неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, не входят в состав наследства. Согласно указанной норме не входят в состав наследства также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается данным Кодексом или другими законами.

С учетом изложенной нормы в п. 15 Постановления Пленума ВС России от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” разъяснено следующее: имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418 “Прекращение обязательства смертью гражданина” части первой ГК РФ, часть 2 ст. 1112 ГК РФ); в частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (разд. V СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 части второй ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 части второй ГК РФ), комиссии (ч. 1 ст. 1002 части второй ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 части второй ГК РФ).

РГ. N 127. 2012. 6 июня.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении КС России от 2 июля 2009 г. N 756-О-О , часть 2 ст. 1112 части третьей ГК РФ с учетом положений ст. 1183 данного Кодекса исключает возможность перехода к правопреемникам лишь прав, связанных с личностью наследодателя и непосредственно вытекающих из правоотношения по поводу возмещения вреда, причиненного здоровью, которое прекращается со смертью наследодателя; однако указанные нормативные положения не препятствуют наследникам умершего получить те суммы компенсаций, которые реально подлежали выплате наследодателю на день открытия наследства, в т.ч. требовать их взыскания в судебном порядке, и, таким образом, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы граждан, упомянутые в жалобе.

Это интересно:  Статья 12.35 КоАП РФ. Незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию

Как разъяснено в п. 5 Постановления Пленума ВС России от 26 января 2010 г. N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина” , учитывая, что в силу ч. 2 ст. 1112 части третьей ГК РФ право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, не входит в состав наследства, его наследники вправе обращаться с самостоятельными исками в суд либо вступать в процесс в порядке процессуального правопреемства (ст. 44 ГПК РФ) лишь по требованиям о взыскании фактически начисленных потерпевшему в счет возмещения вреда, но не выплаченных ему при жизни сумм; в случае предъявления наследниками иных требований, связанных с выплатами сумм в возмещение вреда, причиненного в связи с повреждением здоровья наследодателя (например, иска о перерасчете размера возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни), суд вправе отказать в принятии искового заявления (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ) или прекратить производство по делу (абз. 7 ст. 220 ГПК РФ), поскольку часть 2 ст. 1112 ГК РФ с учетом положений ст. 1183 данного Кодекса исключает возможность перехода к правопреемникам прав, связанных с личностью наследодателя.

РГ. N 24. 2010. 5 февраля.

В соответствии с ч. 3 ст. 1112 части третьей ГК РФ не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Представляется очевидным, что на такие права в полной мере распространяется запрет, установленный комментируемой статьей. Как отмечалось в п. 2 Обзора судебной практики ВС России “Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам” , право требовать взыскания компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер; поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству; однако в том случае, когда истцу присуждена компенсация морального вреда, но он умер, не успев получить ее, взысканная сумма компенсации входит в состав наследственного имущества и может быть получена его наследниками.

БВС РФ. 2003. N 6.

Сделка, совершенная с нарушением требований комментируемой статьи, недействительная по основанию, предусмотренному статьей 168 “Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта” части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ): за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 названной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 1); сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2).

Статья 383 гк рф

В иске отказано со ссылкой на ст. 383 ГК РФ, согласно которой переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не допускается, то есть с указанием на отсутствие у истца права на предъявление иска по ст. 965 ГК РФ

согласно которой переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не допускается, то есть с указанием на отсутствие у истца права на предъявление иска по ст.965 ГК РФ ]

Исковые требования мотивированы тем, что в результате ДТП, произошедшего по вине водителя Пивоварова Ю.И.

Комментарий к статье 383 гражданского кодекса

ни автор, ни издательство не могут быть заменены без согласия другой стороны. Однако возможна передача прав, основанных на промышленной собственности. Согласно ст. 10 Патентного закона патентообладатель вправе уступить полученный патент любому физическому или юридическому лицу (п. 6). В силу ст. 13 этого же Закона права на использование охраняемого объекта промышленной собственности предоставляются другому лицу на основе лицензионного договора в объеме, предусмотренном договором.

Не могут передаваться права, основанные на членстве в организациях, личные неимущественные права и нематериальные блага (см.

Комментарий к Части 1 Гражданского кодекса РФ Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

1 ст. 601 ГК), о компенсации морального вреда (ст. 151 ГК), об исполнении завещательного отказа (ст. 1137 ГК) (подробнее см. Крашенинников Е.А. Допустимость уступки требования // Хозяйство и право. 2000. N 8. С. 84).

3. От требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, следует отличать требования, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника. Уступка последних допустима, но ограничена необходимостью согласия должника (см.

Принят Государственной Думой 21 октября 1994 года Онекоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекс

В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила, установленного пунктом 2 настоящей статьи, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

1. При прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения ( статья 416 ) задаток должен быть возвращен.

Ст 383 ГК РФ. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Объекты гражданских прав Глава 6. Общие положения (статьи 128 — 141) Глава 7. Ценные бумаги (статьи 142 — 149) Глава 8. Нематериальные блага и их защита (статьи 150 — 152.1)

Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА Глава 13. Общие положения (статьи 209 — 217) Глава 14. Приобретение права собственности (статьи 218 — 234) Глава 15.

Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором. 2. Недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности соглашения, из которого возникло основное обязательство. 3. При недействительности соглашения, из которого возникло основное обязательство, обеспеченными считаются связанные с последствиями такой недействительности обязанности по возврату имущества, полученного по основному обязательству.

Статья 383 ГК РФ. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Статья 383 гк рф

ст. требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, к числу высокоперсонифицированных относятся, в частности, требования о предоставлении содержания (п. 1 ст. 601 ГК), о компенсации морального вреда (ст. 151 ГК ), об исполнении завещательного отказа (ст. 1137 ГК ) (подробнее см. Крашенинников Е. А. Допустимость уступки требования // Хозяйство и право. 2000. N 8. С. 84).

Статья написана по материалам сайтов: stgkrf.ru, gkrf24.ru, obrazcidogovorov.ru, narodirossii.ru, burkurs.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector